Все материалы
На главную
Блог эзотерика
Статьи и заметки
Разделы
Карта сайта
Книги
Статьи
Контакты


Все материалы arrow Разделы arrow Часть 1.Об предсказаниях Пушкина.
Часть 1.Об предсказаниях Пушкина. | Версия для печати |
Статьи - Мировоззрение
Написал Иван   
20.04.2009
Основа нашей работы – это свобода от политических предпочтений и пропаганды любого пристрастного мнения, только тогда можно воплотить не желаемую расшифровку, а действительную. Для этого избегаем смысловых натяжек, жонглирования случайными совпадениями, и потому начинаем с главного. А главное это…
История России, рассказанная Пушкиным.


Зачем судьбой не суждено
Моей непостоянной лире
Геройство воспевать одно
И с ним (незнаемые в мире)
Любовь и дружбу старых лет?
Печальной истины поэт,
Зачем я должен для потомства
Порок и злобу обнажать
И тайны козни вероломства
В правдивых песнях обличать»
Основа.
Основа нашей работы – это свобода от политических предпочтений и пропаганды любого пристрастного мнения, только тогда можно воплотить не желаемую расшифровку, а действительную. Для этого избегаем смысловых натяжек, жонглирования случайными совпадениями, и потому начинаем с главного. А главное это…

Руслан и Людмила.
Коренных расхождений версий в толковании образа Людмилы практически не наблюдается – это олицетворение России. Но такое определение слишком общее и размытое. Возникает вопрос: а Руслан разве не олицетворение России? И можно ли к главным персонажам поэмы приклеить ярлыки реальных исторических личностей и вообще людей. Но и размытых непонятных формулировок также не можем допустить. Главное, что мы разгадали – это сущности главных героев. Они не являются конкретными людьми, и вообще материальными предметами. Но существуют так же реально, как и все мы. То есть персонажи - это какие-либо ярко выраженные и устойчивые явления в жизни России. Проанализировав всё произведение с начала и до конца, охарактеризовав героев, мы предполагаем, что Людмила – это соборная душа России, которую так точно и поэтически описал Даниил Андреев : «То, что объединяет русских в единую нацию; то, что зовёт и тянет отдельные русские души ввысь и ввысь; то, что овевает искусство России неповторимым благоуханием; то, что надстоит над чистейшими и высочайшими образами русских сказаний, литературы и музыки; то, что рождает в русских сердцах тоску о высоком, особенном, лишь для России предназначенном долженствовании…». Душа России является соборной и идеальной, т.е. вмещающей в себя всё лучшее, что в нас есть. А так как это явление бесспорно существует, то её воплощение в прекрасном, женственном, чистом образе Людмилы наиболее реально.

Руслан – это русский путь, правильный и верный, жених Людмилы, единственный способный сделать её счастливой. Их соединение в долгожданном браке означало бы благодатный расцвет России. То, что в конце поэмы это всё-таки происходит после стольких мытарств, горя, разлуки, предательств, беснований тайных и явных врагов, позволяет нам надеяться, что это случиться. И все, кто любит Россию, будет к этому причастен, т.к. лучшую часть нашей души составляет Людмила.

Вслушаемся в звучание этих имён, они сами по себе много нам говорят, и этот уход от Ивана и Василисы здесь так примечателен!

Людмила – людям милая, близкая и родная каждому сердцу, каждой душе.

Руслан – имя, максимально близкое по корню к словам Русь, русский. Выразитель истинной глубинной воли российского народа.

Свадьба Руслана и Людмилы.
« …Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой».

«…В толпе могучих сыновей,
С друзьями в гриднице высокой
Владимир – Солнце пировал,
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана».

Всего-то младшую дочь? В толпе могучих сыновей? И ей придаётся такое значение, её отождествляют с душой России? Но смотрим далее, после похищения Людмилы, сражённый горем великий князь вопиет:

«Скажите, кто из вас согласен
Скакать за дочерью моей?…
…Тому я дам ее в супруги
С полцарством прадедов моих».

Такого безобразия не было даже в сказках, чтобы в обход сыновей отдавать наследство младшей дочери. А значит, Людмила – единственная ценность у Владимира и «меньшая» в данном случае может толковаться, как молодая, как потом упоминает Пушкин семнадцати лет. Юная Русь, только что объединившаяся из разрозненных княжеств, и Владимир – Красное Солнышко, выбравший для неё и путь.

Итак, свадьба означает крещение Руси в 10-м веке. Исторически перед Владимиром стояло несколько возможных вариантов религии: византийский вариант христианства – Православие; западноевропейский – Католицизм; Ислам, господствующий в территориально близкой Волжской Булгарии и Иудаизм, исповедываемый верхушкой хазарского каганата. Было принято православие, а остальные три религии были отвергнуты. Об этом в поэме говорится открытым текстом:

«…За шумным, свадебным столом
Сидят три витязя младые;
Безмолвны, за ковшом пустым,
Забыты кубки круговые,
И брашна неприятны им;
Не слышат вещего Баяна;
Потупили смущенный взгляд:
То три соперника Руслана…».

Здесь не должны смешиваться понятия и приклеиваться ярлыки. Руслан не означает само православие, а, как мы уже говорили, русский путь, который начинался с принятия православия. И в идеале он мог бы быть восходящим – под знаменем Христа, в доспехах духовности. Что этому помешало?
Похититель.
Итак, Людмила в плену, «похищена безвестной силой». Зададимся вопросом: кто или что может пленить народную душу? Похититель насильно занимает место Руслана, но любим он никогда не будет, оставаясь, по сути, тираном и мучителем. Может ли это быть внешний враг? Нет, ведь иностранные нашествия и войны носят временный характер, и их чаще сопровождал душевный подъём среди населения, а не тоска пленения. Да и побеждали русские множество раз, тогда как Черномор был свергнут однажды. Притом похищение было тайным, кроме Руслана его никто не заметил, а узнали как о свершившемся факте. Значит, враг был коварным, внутренним и очень могучим, раз смог вырвать невесту из рук жениха, сильного воина, прямо в супружеской спальне.

Как раз в это время Русь начинает формироваться как государство. Это становиться необходимым для предотвращения внутренних междоусобиц между племенами и княжествами, а также для защиты от внешних врагов. Без этого Русь могла быть завоёвана, растворена в других народах. Но вместо благодатного народоутройства, отвечающего принципам справедливости и имеющего перспективы развиться во всеобщее братство, в России на века укоренилась система государственного деспотизма. Эта система не выполняла одну из основных первоначальных задач – обслуживание нужд народа, а, напротив, превращала его в раба. И как только не мудрило государственное самодовлеющее начало над народом – от крепостного права до духовного рабства советской идеологии. Направляющий вектор этой системы стремится к превращению своего населения в подобие послушной и работящей скотины. При этом любая живая мысль, инакомыслие жестоко подавлялось и преследовалось. В России этот дух государственности развил огромную мощь. Автор 19 в. Л.Сокольский говорил, что «бегство и уход от государственной власти составляли всё содержание народной истории России».

Из этой почвы вылезли многие легенды о русских: терпение, смирение в сочетании с обострённым чувством справедливости назывались тупостью и ленью, предполагающие метод кнута и пряника. Но нам всегда нужна была только свободная Людмила под защитой сильного и благородного Руслана.

А пленение Людмилы Черномором, олицетворяющим систему государственного деспотизма – назовем его дух государственности – это яркая метафора насильственного отхода России от русского пути. И дух этот есть у любого государства, а сила его чаще выражается идеологией. Так же несвободны, например, и китайская, и американская, и кубинская народные души, есть у них и свой путь, свои гении и пророки.

Образы соперников Руслана.

Все соискатели руки Людмилы отправляются в путь. Проверим по тексту, правильно ли мы обозначили их образы:

«…Соперники одной дорогой
Все вместе едут целый день.
Вот под горой путем широким
Широкий пересекся путь».

То есть пути легли крестом в четырёх направлениях:
«…«Разъедемся, пора! — сказали, —
Безвестной вверимся судьбе».
И каждый конь, не чуя стали,
По воле путь избрал себе».

Куда же направляется каждый из них? О пути Руслана говорится без иносказаний в 4 песни:

«…Зима приближилась — Руслан
Свой путь отважно продолжает
На дальный север;»

Это верно ещё и потому, что за время путешествия Руслана, отражающего многовековую историю Государства Российского, столица передвигалась из Киева в северном направлении – в Москву, в Петербург.

Иудаизм исповедывал тогда Хазарский каганат, находившийся на юге, и хазарский хан направляется именно туда:

«…Младой Ратмир, направя к югу
Нетерпеливый бег коня».

Остались запад – католичество и восток – ислам. Мрачный и воинственный Рогдай мчится на восток:

«…Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый,
Оставя спутников своих,
Пустился в край уединенный
И ехал меж пустынь лесных».

Лесные пустыни могут быть только востоком. Позже мы убедимся, что Фарлаф по своим качествам и поступкам будет означать запад и всё, что с ним связано. Хотя западное христианство того времени может называться католичеством лишь условно, но все же тогда эта линия была уже отчетливо отделена от византийской.

Значит, и в дальнейшем тексте подтверждаются эти четыре символические линии:

Руслан – север – православие;
Ратмир – юг – иудаизм;
Рогдай – восток – ислам;
Фарлаф – запад – католичество.

У каждого героя своя характеризующая форма, а его поведение и поступки в процессе развития сюжета определяют, в какое именно историческое явление облекается данная форма. Ведь, согласно нашей гипотезе, в поэме описаны события тысячелетия. Люди столько не живут, да и династии редко сохраняются. Иногда персонаж на определённом этапе проявляется конкретной исторической личностью, ярко олицетворяющей явление, и тогда она может называться человекоорудием.

Финн.
Потеря Людмилы и неизвестность тяжёлым кошмаром нависли над Русланом.

«…Из мощных рук узду покинув,
Ты шагом едешь меж полей,
И медленно в душе твоей
Надежда гибнет, гаснет вера...»

Как ни силён наш герой, а не смог бы преодолеть все преграды, если с самого начала не получил бы мощную поддержку Финна. Как много она значит для Руслана! Вначале Финн направляет, указывает путь, поддерживает витязя, предсказывает ему победу. Потом возвращает к жизни. Это должна быть светлая, неиссякаемая, чудесная сила. Финн и есть волшебник, но слишком он отличается от традиционного образа волшебника-мага из сказок. От него веет мудростью, чистотой, молитвой, Святой Русью.

«…В пещере старец; ясный вид,
Спокойный взор, брада седая;
Лампада перед ним горит;
За древней книгой он сидит,
Ее внимательно читая…»

Этот чародей больше похож на святых старцев, чудотворцев, праведников, которые во все века были на нашей земле. Своими духовными подвигами они ещё при жизни достигали непостижимых высот. Были среди них и знаменитые имена, и безвестные тихие светочи, и день и ночь, в своих обителях, скитах, пещерах творящих непрерывную молитву о России и всех нас. А когда их земная жизнь заканчивается, уже верующие возносят им молитвы, просят помощи и взывают к заступничеству. И получают его! Внимательно прочитаем описание финна и таких как он (ведь святые и праведники рождались не только в России):

« … Наука дивная таится.
Под кровом вечной тишины,
Среди лесов, в глуши далекой
Живут седые колдуны;
К предметам мудрости высокой
Все мысли их устремлены;
Все слышит голос их ужасный,
Что было и что будет вновь,
И грозной воле их подвластны
И гроб и самая любовь»

Да разве это про колдунов написано! Вот они – носители высокой мудрости, которым все известно, силы их велики и волшебны. Этот образ в поэме также является соборным. Существование его реально, хоть и неосязаемо. Это годы воинствующего противобожия, проходя через смену поколений , вытравило из русских людей живое понимание о реальном участии небожителей в нашей судьбе. А между тем образец Святой Руси всегда существовал в народном сознании в виде града Китежа и Беловодья – невидимого, но реального до того, что можно услышать звон колоколов.

Финн – пастух, это его изначальное занятие, иначе говоря, пастырь. Мы считаем, что Финн – это соборная духовная сущность, состоящая из всех святых и праведных душ. Сильнейшую его часть можно представить как живой небесный иконостас. И этот благотворный вещий дух будет хранителем русского пути, то есть нашего Руслана, умножая его силу, не давая оступиться и потерять надежду в его тяжёлом пути. Для сущих на небе нет ничего скрытого, их влияние выражается в том, что Пушкин называет тайным промыслом.

«…Но, тайным промыслом храним,
Бесстрашный витязь невредим…»

Отправляясь в дорогу, Руслан прощается со старцем, обнимая его со словами, подобными молитве «Отец мой, не оставь меня».

Наина.
Являясь существом тёмным и мистическим, Наина появляется как призрак и исчезает в никуда. Она предстаёт перед нами сундуком злобы и источником тёмных замыслов, которые претворяет не сама, но воздействуя на других. В частности на Рогдая и Фарлафа, причём ставка делается на последнего. Почему? Казалось бы, по злобе и мрачности Рогдай должен быть ближе к Наине. Но она только указывает путь Рогдаю:

«…Она дорожною клюкой
Ему на север указала.
«Ты там найдешь его», — сказала».


А Фарлафу говорит:

«…Последуй моему совету,
Ступай тихохонько назад.
Под Киевом, в уединенье,
В своем наследственном селенье
Останься лучше без забот:
От нас Людмила не уйдет».

Это свидетельствует о том, что она знает точно – Рогдай летит навстречу своему краху. Ведь она сущность совершенно иного рода, чем Рогдай и Фарлаф. Те являются орудиями, снующими челноками, неустойчивыми, внушаемыми и уязвивыми, суть жертвами страстей и обстоятельств. Они не опасны Наине и не раздражают ведьму. Её враги – Финн и Руслан. Финн не по зубам Наине, т.к. является сущностью еще более высокого порядка, чем она, и все свои усилия Наина направляет на Руслана. Чем Руслан мешает ей? Со слов Финна:

«…Душою черной зло любя,
Колдунья старая, конечно, Возненавидит и тебя;»

Но ненависть Наины имеет основания более конкретные, чем любовь ко злу. Торжество Руслана грозит ей вырождением и гибелью, злобным голоданием, невозможностью выразить свою сущность. Ведь, если отметить моменты появления Наины в поэме, то сущность эта такова: – вдохновительница внутренних междоусобиц, гражданских войн и анархий, бессмысленных истреблений и братоубийств, волнований народных толп и смутных времён, разрушительница устоев, союзов, семей.

А «злой дух», томящий Рогдая имеет другую природу, хоть и не менее ужасную. Поэтому она полагается на Фарлафа и не промахивается.

Теперь, когда образы Наины, финна и Руслана обрисованы, мы можем приступить к очень важной главе. Судьба финна является не просто рассказом в рассказе, но и пророчеством в пророчестве, параллельным предсказанием, страховочным троссом, исключающим возможность ошибки.

Пророчество финна.
«…Не спится что-то, мой отец!
Что делать: болен я душою,
И сон не в сон, как тошно жить.
Позволь мне сердце освежить
Твоей беседою святою…
…Наш витязь с жадностью внимал
Рассказы старца; ясны очи
Дремотой легкой не смыкал
И тихого полета ночи
В глубокой думе не слыхал…»

Мы тоже обратили особое внимание на судьбу финна. Поскольку образ пророческий, вещий, это представляется вполне оправданным. В поэме все пророчества даны строго хронологически, но почти нет цифр. Время действия определяется по героям и их поступкам. И только в рассказе финна всё расписаночётко по годам, хотя для сюжета такая точность вовсе не к чему. Оказалось, что в этом отрывке зашифрована история России, начиная с Октябрьской революции и заканчивая 2008 годом. Эта дата – 2008 – не случайна, потому что вся поэма в конце приведёт нас к этой же отметке. Странно, но все вехи судьбы финна отмечены не его возрастом, а возрастом Наины. Это даёт нам указание на начало отсчёта – этим началом должно стать её рождение. Новейшая история не дает ошибиться в этом событии. Вернёмся к образу Наины. Что может вопиюще выражать её сущность? Не сама Октябрьская революция, которая не была кровопролитна. Тогда произошло только зачатие ведьмы. А возникший вслед за этим уродливый нарыв гражданской войны, сопровождающийся не просто противостоянием классов и убеждений, но и небывалым по своим масштабам братоубийством, очень чётко отражает появление Наины. Ведьма свирепствует, набирает силу, и вместе с ней растёт количество жертв, анархия, раздоры, голод.

Образы Наины и финна противоположны, но существовать им приходится в одном пространстве. Неудивительно, что отношения их складываются трагично. Нас это интересует уже не с художественной точки зрения. Ведь история этих отношений – это история века, в котором мы родились. Распределим все события рассказа по возрастам Наины. Их всего четыре: 19,5 лет, 20 лет, 30 лет, 70 лет.

1. Рождение Наины. 1918 год. Начало гражданской войны.

2. Наине 19,5 лет. 1937 год. Финн её увидел.

«…Меня влекла моя судьбина...
Ах, витязь, то была Наина!
Я к ней — и пламень роковой
За дерзкий взор мне был наградой…»

В цвете красоты и молодости встречает финн Наину. В 1937 году начинается «Большой террор». Последствия любого «дерзкого взора» могут быть трагичны. Финн влюбляется. Но финн по определению не может любить ведьму. Что же это на самом деле означает? Если бы действительно было настоящее чувство, оно бы сохранилось и в старости. Но пастуха привлекла лишь красота Наины, а когда прелесть исчезает, то остаётся лишь отвращение. Да и само чувство называется – «пламень роковой», «робкая горесть», «моя судьбина» – иначе говоря, тяжкий крест, который приходиться нести. А что же тогда красота? Чем цвела тогда Наина? Невинными и бессмысленными жертвами, кровью праведников. А финн хотел обладать этой красотой, то есть вырвать мучеников из когтей Наины.

3. Наине двадцать лет. 1938 год.

«…Умчалась года половина;
Я с трепетом открылся ей,
Сказал: люблю тебя, Наина.
Но робкой горести моей
Наина с гордостью внимала…»

Причина неуспеха финна – гордость, строптивость Наины, глубоко внедрившейся в народ. «У советских собственная гордость». Классовая вражда не рассеялась, а укоренилась. Класс бывших господ уже пострадал и был жестоко растерзан. Но всё это продолжалось, несмотря на коммунистические идеи о равенстве. Финн отвергнут. В 1938 году количество репрессированных, и до того огромное, было удвоено. И в первую очередь из народной массы выдёргивались те, кто был способен к пасторству – культурному, духовному, политическому, в том числе и к военному. «Пастух, я не люблю тебя!» – равнодушно отвечает Наина.

4. 1938 – 1948 год. Война.

«…И наконец задумал я
Оставить финские поля;
Морей неверные пучины
С дружиной братской переплыть
И бранной славой заслужить
Вниманье гордое Наины.
Я вызвал смелых рыбаков
Искать опасностей и злата...»

К 1939 году дружина для битв была практически собрана. Окончательно захвачены районы западной Белоруссии и западной Украины. Заключены договора о взаимной помощи с Эстонией, Латвией, Литвой. А Финляндия, не принявшая договора, подверглась агрессии, не имевшей, правда, успеха. А первые серьёзные вооружённые столкновения произошли в районе озера Хасан на советско-маньчжурской границе именно в 1938 году.

«…Мы десять лет снега и волны
Багрили кровию врагов.
Молва неслась: цари чужбины
Страшились дерзости моей;
Их горделивые дружины
Бежали северных мечей…»

Последние две строчки явно показывают победу СССР над горделивым фашизмом. А молва о Советском Союзе во всём мире действительно неслась, и дерзости его страшились.

По окончании войны в 1945 году не только павшие не вернулись домой. Послевоенная демобилизация закончилась лишь в 1948 году. Прошло десять лет. Народ - победитель вернулся с войны. Заслужил ли финн «вниманье гордое Наины»? Только и случилось, что лагеря пополнили толпы бывших военнопленных. Репрессии продолжались.

«…К ногам красавицы надменной
Принес я меч окровавленный,
Кораллы, злато и жемчуг;
Но дева скрылась от меня,
Примолвя с видом равнодушным:
«Герой, я не люблю тебя!»…»

Никакие заслуги не привлекают гордую и самовлюблённую Наину. Ради своих капризов она отвергает даже сокровища, которые могли украсить её. В том же 1948 году начинается кампания по борьбе с космополитизмом. В том же 1948 году объявлены лже-науками генетика и кибернетика, что привело к сильнейшему отставанию СССР в этих отраслях. Вот он – отказ от злата, кораллов, жемчуга. Давление и контроль были настолько велики, что привели к деградации официальной гуманитарной науки и обезличиванию официальной культуры. Всё лучшее ушло в глубокое подполье.

«…Спешил в объятия свободы,
В уединенный мрак лесов;
И там, в ученье колдунов,
Провел невидимые годы...»
Наине тридцать лет.

5. Отшельничество финна длилось сорок лет. Наине 70 лет. 1988 год. Начало перестройки.

«…Скажи, давно ль, оставя свет,
Расстался я с душой и с милой?
Давно ли?..» «Ровно сорок лет, —
Был девы роковой ответ, —
Сегодня семьдесят мне было...»

На этот момент ситуация координально меняется. Во-первых, ведьма потеряла красоту. Неудивительно, ведь кровавого террора в СССР давно нет, когти Наины отцепились от народа, потеряли его. И финн увидел перед собой страшную, отталкивающе-уродливую старуху с трясущейся головою, обессилившую без жертв. А во-вторых, Наина полюбила финна, то есть потеряла ещё и свою гордость. От собственной гордости советских не осталось и следа. Уже весь народ углядел, что гордиться нечем и устремил взоры на запад. А уровень духовности остаётся таким низким, что финн удаляется в пещеру ждать прихода Руслана, и ждёт его двадцать лет.

«Добро пожаловать, мой сын! —
Сказал с улыбкой он Руслану. —
Уж двадцать лет я здесь один
Во мраке старой жизни вяну;
Но наконец дождался дня,
Давно предвиденного мною…»

Руслан приходит в 2008 году. О том, что значит приход Руслана, позже опишем подробно. А что ж Наина? То, что финн пренебрег ею, породило бурю злобы и жажду мщенья.

«…И пламя поздное любви
С досады в злобу превратила...»

Притихшая было Наина взбунтовалась.

«Ты возмутил мой век спокойный…»

Именно в 1988 году вспыхивает кровавым пламенем Нагорный Карабах, а затем другие конфликты. Забегая немного вперёд, скажем, что в том же 1988 году при М. Горбачёве происходит встреча горбатой Наины и горбатого Черномора, где и заключается договор о том, чтобы погубить Руслана. Об этом и слова старца:

«…Душою черной зло любя,
Колдунья старая, конечно,
Возненавидит и тебя;
Но горе на земле не вечно…»

Линия восток. Рогдай.
Неподвижным символом присутствует на свадьбе Рогдай. Руслан помешал ему больше чем другим. Ведь, судя по тексту, исходя из личных заслуг, он имел большие шансы. И не потому, что, согласно легенде, Владимир уже хотел избрать ислам, да запрет на употребление вина помешал. Рогдай начинает совершать действия, проявляет свои главные качества, все более отрицательные, и не может больше олицетворять мировую религию, как и другие отвергнутые женихи. Реальная историческая личность скоро проявится в чертах Рогдая, но сначала определим его как явление. Для этого нужны характеристики из поэмы – немногочисленные, но точные и направляющие:

«…Один — Рогдай, воитель смелый,
Мечом раздвинувший пределы
Богатых киевских полей…
…То был кровавых битв искатель,
Рогдай, надежда киевлян…»

Надежда киевлян? Неужели это и есть тот, на кого народ надеется и уповает во всём, в том числе и в спасении Людмилы?! Уповает, конечно, безутешно и надеется зря, потому что Рогдай отступает от своей прямой цели. Это не простая ревность, если учесть, кем являются Людмила и Руслан. Обладание Людмилой бледнеет перед желанием не иметь соперника. Это уже называется абсолютной тиранией, оголтелым самодержавием.

Ещё до И.Грозного в Московской Руси сложилась гордая, абсолютная, не знающая никаких стеснений и ограничений, великокняжеская власть. По свидетельству иностранцев, она превосходила любую в Европе, кроме власти турецкого султана, следуя больше восточной традиции. Возросши под охраной, и даже под покровительством татарских ханов, великокняжеская власть постепенно сосредоточила в себе весь ореол, всю безмерность ханской вседозволенности. Линия востока прослеживается явственно. Вообще соблазнительно представить себе мрачного и воинственного Рогдая, летящего с востока в виде татаро-монгольского нашествия. Но это будет неверно. Во-первых, Рогдай – русский витязь, «надежда киевлян». А во-вторых, как бы нам не хотелось отыскать в пророчествах Пушкина такие важные вехи, как победа над Наполеоном, Гитлером, потрудимся напрасно. В судьбе России настоящими были только внутренние враги, о них и пойдет речь. По мере развития сюжета, черты Иоанна Грозного в Рогдае проявляются вопиюще. «Воитель смелый, мечом раздвинувший пределы». Завоёвывали и расширяли и до Грозного, но он особо отличился. И тирания при нем достигла апогея. А кто из правителей совершал такой резкий поворот и предавался преследованию?!

Фарлаф и его бегство.
То, что Рогдай, развернувшись с востока на 180 градусов, находит не Руслана, а Фарлафа, подтверждает направление наших линий и то, что Фарлаф означает запад, его проявления и влияния. Например, позднее его образ будет напрямую связан с западной демократией и переходом России к демократической системе. Как же это может быть истолковано по отношению к 16-му веку? До Грозного на Руси существовал высший государственный орган власти, являющийся совещательным при великом князе, и уже тогда с презрением игнорировался правителем. Так что роль Боярской Думы оставалась формальной. В 1547 году её заменила Избранная Рада, которая, по сути, являлась правительством России и в течение 13 лет последовательно осуществляла серию постепенных реформ. Что сделал Грозный со всеми, кто хотел разделить с ним государственные заботы, всем нам известно. Кто знает, как сложилась история, если бы эти зачатки демократического правления не были затравлены, выкорчеваны, изгнаны Грозным. Судите же о степени его рогдайского соответствия:

«…Рогдай угрюм, молчит — ни слова...
Страшась неведомой судьбы
И мучась ревностью напрасной,
Всех больше беспокоен он,
И часто взор его ужасный
На князя мрачно устремлен…


…Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый…


…В глубоку думу погруженный —
Злой дух тревожил и смущал
Его тоскующую душу,
И витязь пасмурный шептал:
«Убью!.. преграды все разрушу...
Руслан!.. узнаешь ты меня...
Теперь-то девица поплачет...»

Неукротимая тоскующая душа, смущаемая злым духом, томимая глухими предчувствиями. Можно ли точнее описать Грозного? И последующий за этим резкий поворот, досада, гнев, скрип зубов, преследование, в котором пыл ненависти к Руслану. Но он ошибается, это Фарлаф. Ошибается ли? Ведь это тоже соперник, и странно, что Рогдай не добил его. Очевидно, для победы над Фарлафом достаточно напугать до полусмерти, сбросить в овраг, вывалять в грязи:

«…Фарлаф, узнавши глас Рогдая,
Со страха скорчась, обмирал
И, верной смерти ожидая,
Коня еще быстрее гнал…
…Но робкий всадник вверх ногами
Свалился тяжко в грязный ров,
Земли не взвидел с небесами
И смерть принять уж был готов…»

Наглядным символом этого бегства выступает бывший член Избранной Рады А.Курбский, сбежавший на запад в Литву, кажется единственный, миновавший ужасной участи. Вслед ему несутся фантастические слова:

«Остановись, беглец бесчестный! —
Кричит Фарлафу неизвестный. —
Презренный, дай себя догнать!
Дай голову с тебя сорвать!»

Не являются ли они точным выражением слов Грозного из знаменитой переписки с Курбским: «Почто, несчастный, губишь свою душу изменою, спасая бренное тело бегством. Если ты праведен и добродетелен, то для чего же не хотел умереть от меня, строптивого Владыки, и наследовать венец мученический?» Другими словами – дай себя убить, как твой слуга, доставивший это письмо. Где ещё такое встретишь?

Схватка Руслана с Рогдаем.
Кроме того, что Грозный на долгое время изгнал демократию из Руси, он прославился тем, что боролся с собственным народом. Руслан оказался сильнее. В чём была его крепость? Почему Рогдай не смог победить Руслана в открытой схватке?

Битва была тяжёлой и долгой:

«…При свете трепетном луны
Сразились витязи жестоко…
…И вот колеблются, слабеют —
Кому-то пасть...»

И опять попытаемся избежать смещения понятий. Мы не отождествляем Руслана с русским народонаселением, а называем его русский путь. Схватка Руслана с Рогдаем символизирует не просто кровавый террор Грозного, где на одного казнённого боярина приходилось три-четыре посадских, а на одного посадского десять простолюдинов, а злобное желание подавить, исказить, уничтожить в сознании народа понятие о правильном пути России. Нам, живущим во время, когда Фарлафу удалось то, что не удалось Рогдаю , трудно представить, что такое понятие, и очень устойчивое, когда-то у русского народа было.

« …Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой».

Гордясь достижениями науки, благами цивилизации и представляя население Киевской и Московской Руси примитивным, тёмным, забитым, дремучим, как земляные полы и лучины, мы ошибаемся. Нам трудно понять истинную подоплёку этой рабской покорности царю-извергу в соединении с силой и мощью плеч, несущих на себе в период царствования Грозного бремя непрерывных войн, результатом чего явилось оформление централизованного российского государства – царства, равного великим империям прошлого. При всей болезненной подозрительности Грозного, и заговоры бояр, и независимость Новгорода, и вольнодумство народа – не выдумка, а реальность. В чём же выражалось это вольнодумство, которое в корне отличается от непокорности? Для нас понимание этого необходимо, т.к. даёт объяснение не только давней победы Руслана, но и делает очевидной причину того, что ничтожный Фарлаф, спустя несколько веков, так легко прерывает долгий и трудный путь Руслана.

В 16-м веке в сознании народа была еще свежа память об общинах и вечевых собраниях. Да и сами общины сохранялись, хоть и в несколько изменённом виде. Называли их еще «миром». Мир сам по себе многое мог решать в своих пределах – будь он большим городским, или же ограничен пределами одного деревенского порядка. По простой логике Русь должна быть централизованной системой этих миров. Но воцарившаяся власть была другой, подавляющей, чуждой. У народа было ощущение некоего должного государства и должного царя, которые к реальным отношения не имели. Устойчиво существовал миф о «скрывающемся истинном справедливом царе», являясь благодатной почвой для самозванчества. Это образ Руслана – смутно и слабо осознано, но все-таки жил в душе народа неискоренимо. И никакой Рогдай тогда не мог его победить.

«…Вдруг витязь мой,
Вскипев, железною рукой
С седла наездника срывает,
Подъемлет, держит над собой
И в волны с берега бросает».

Руслан не просто убивает Рогдая, но и вырывает его из седла, вырывает с корнем весь проклятый род. Ведь, как мы знаем, сын Иван, убитый Грозным, также имел низменный и жестокий нрав. Ужасным кошмаром отпечатался в сердце народа образ царя – кровопийцы. Большие потери понёс Руслан в битве. Меч, копьё, щит, кольчуга – всё поломано, разбито. Теперь витязь безоружен. Что происходит с Россией?

Смутное время.
«О поле, поле, кто тебя
Усеял мертвыми костями?…
…Быть может, нет и мне спасенья!
Быть может, на холме немом
Поставят тихий гроб Русланов,
И струны громкие Баянов
Не будут говорить о нем!»

Да, очень могло бы быть. После захвата поляками Москвы перед Россией встала реальная угроза утраты национальной независимости, национальной катастрофы. Осенью 1611 года Российское государство не имело центра, правительства, войска. А шведы начали переговоры с новгородским боярством о признании русским царём сына короля Карла-Филиппа. Однако, великое разорение земли русской вызвало широкий подъём патриотического движения в стране.

«…Но вскоре вспомнил витязь мой,
Что добрый меч герою нужен».

«…В кустах, среди костей забвенных,
В громаде тлеющих кольчуг,
Мечей и шлемов раздробленных
Себе доспехов ищет он.
Проснулись гул и степь немая,
Поднялся в поле треск и звон;
Он поднял щит, не выбирая,
Нашел и шлем и звонкий рог;
Но лишь меча сыскать не мог...»

Выступило народное ополчение, вооруженное чем попало. А звонкий рог Минина и Пожарского оказался особенно важен для Руслана. С его помощью он призывает народ к единению, и не только здесь, но и в других местах поэмы.

Голова.
Схватка с головой завершает первый этап путешествия Руслана к царству Черномора, а всего их будет три. За всё время существования Российского государства сменилось три правящих цепочки – Рюриковичи, Романовы и Советская власть. В Советском Союзе престолонаследие было не родственным, а идеологическим, и по сути эта цепочка тоже династия. И для всех правлений была характерна описанная ранее черта Черномора – цепи государственности, для которой народ является главным образом источником пополнения казны и формирования армии.

А является голова, из её рассказа, никем иным, как старшим братом Черномора. Голова здесь обозначает первую российскую династию – простоватую, не такую изощрённую, как её младший брат, коварный карлик, плетущий интриги: «Семейства нашего позор». Ведь тогда ещё правили потомки древних князей. Тех самых, которые лично возглавляли войско, бились и умирали в битвах наравне с дружиной.

Сначала Руслан разит язык, что является по сути разоблачением и смертью Лжедмитриев, дерзких самозванцев.

 
< Пред.   След. >

Дизайн сайта Padayatra Dmytriy