Все материалы
На главную
Блог эзотерика
Статьи и заметки
Разделы
Карта сайта
Книги
Статьи


Все материалы arrow Разделы arrow Практика arrow Часть 2.Попытка реконструкции принципа функционирования живых систем.
Часть 2.Попытка реконструкции принципа функционирования живых систем. | Версия для печати |
Статьи - Мировоззрение
Написал Иван   
12.04.2009
В течение почти всей профазы мейоза ядра сперматоцитов содержат четверной (тетраплоидный) набор хромосом (если считать отдельные хроматиды, образованные в интерфазе), а после деления на четыре ранние сперматиды каждой достается лишь одиночный (гаплоидный) набор. Поэтому можно представить, что во время межхромосомного обмена «плохие», не поддающиеся ремонту куски ДНК собираются в одном наборе хромосом, а лучшие – в другом наборе. Тогда у одних клеток биологический возраст окажется меньше, чем у их предшественниц, а у остальных – больше. И действительно, немалая часть сперматид погибает, так и не достигнув стадии сперматозоидов. Это я процитировал то, что написано в журнале. А от себя могу добавить следующее. Когда утверждалось в учебниках, что из одной сперматогонии образуется четыре зрелых сперматозоида, то авторы, скорее всего, описывали идеальную схему. Шансы выжить имеет лишь один из четырех сперматозоидов. Но даже на конечном этапе надо выдержать сильнейшую конкуренцию среди таких же здоровых клеток. В той же статье я прочитал еще одну интересную информацию, касающуюся женских половых клеток. Здесь есть свои особенности, и главная из них в том, что у этих клеток стадия профазы мейоза длится вообще неопределенно долго – до нескольких десятков лет. Еще у новорожденных девочек все половые клетки находятся на стадии мейотической профазы (то есть гомологические хромосомы конъюгированы друг с другом), и в таком состоянии они покоятся, пока не приходит очередь активизироваться. Тогда-то в течение нескольких дней (в начале очередного менструального цикла) и завершаются остальные стадии профазы, после чего клетка дважды быстро делиться, давая одну яйцеклетку и три дегенеративные клетки. Когда же, согласно гипотезе об омоложении, оно должно происходить у женских половых клеток? Очевидно, после их активации, то есть на завершающих стадиях профазы мейоза. Эти стадии, хотя и завершающие, опять-таки принадлежат мейозу, а значит и здесь его роль в омоложении – решающая. С моей точки зрения – красивая и вполне обоснованная гипотеза. Еще мне хотелось вкратце затронуть тему о доминировании (на генетическом уровне) мужского начала, ибо это связано с процессом сперматогенеза. Согласно гипотезе кандидата биологических наук (сейчас, возможно, доктора) Н. Г. Туманяна [ ж. «Химия и жизнь», №3 за 1991 г. ] женские гены консервативнее мужских, а последние более лабильны и изменчивы. Мутируя чаще, гены отцовского происхождения поставляют более обширный материал для эволюции, тогда как материнские гены как бы охраняют, стабилизируют уже достигнутое. Могу дополнить сказанное следующим интересным фактом из биологии. При активизации зародышевой ткани в семенниках изолированные сперматогонии начинают первым делом спариваться – между цитоплазмой изолированных клеток возникают перемычки. Образуются групповые сперматогонии. В этих условиях сперматогонии могут на физическом уровне обмениваться компонентами клеток, в том числе и наследственной информацией. А ведь это важно – после нескольких лет покоя сравнить индивидуальную информацию. А уж после этого начинается, собственно, процесс сперматогенеза по схеме: ранние сперматогонии – сперматогонии А1 – сперматогонии А2 – сперматогонии А3 – сперматогонии А4 – сперматогонии промежуточные – сперматогонии В – спермациты первого порядка. И лишь после этого начинается мейоз. У женских же половых все сразу застряет на профазе мейоза и длиться годы. Явный консерватизм. Энергетическая сторона процесса рождения живого организма с позиции новой доктрины. То, что я описал выше является внешней, наблюдаемой на физическом уровне, стороне биологического процесса. В основе новой доктрины вся эта грандиозная схема функционирования и развития живой клетки возможна лишь при наличии системы КСИОНов, запрограммированных на реализацию цельного процесса – образования и функционирования биологического организма. А вот теперь можно описать те важнейшие энергетические аспекты жизнедеятельности (имея в виду информационную энергию), что невозможно наблюдать ни в какой микроскоп. Всякая клетка, получив при рождении запас информационной энергии, расходует ее на различные аспекты своей деятельности (движение, питание, выполнение специфической функции), на поддержание своей специализированной структуры (для эукариотов). Кроме того. Часть энергии идет в качестве донорской порции (как бы налога) в более высокие в иерархическом плане структуры (или просто отбирается более сильной клеткой). Но большая часть энергии расходуется на ремонт самой клетки. Несмотря на то, что на последнее тратится много энергии, она все равно постепенно деградирует. Связано это с тем, что разрушающих факторов слишком много и часто они носят непредсказуемый характер. Крупные молекулы (белки, нуклеотиды) и надмолекулярные структуры (цитоскелет, микротрубочки) – очень хрупкие и легко повреждающиеся образования. Для того, что бы отремонтировать молекулу или молекулярный комплекс нужно: точно определить его тип, найти соответствующую информацию в ГИПе, найти неповрежденные молекулы, способные выполнить ремонт и, наконец, организовать процесс ремонта в пространстве и во времени. Причем, процесс этот идёт постоянно, без перерывов. Для того, что бы на определенном этапе жизнедеятельности произвести капитальный ремонт клетки и полностью восстановить ее жизнедеятельность надо во-первых: сконцентрировать энергии намного больше единичной порции, во-вторых: получить материал для отбора качественных молекул. Это можно достичь к примеру тем, что одна клетка подчинит себе нескольких соседей, заберет их энергию и разрушив их – «сожрет» их содержимое для отбора качественных материалов. Именно так и происходит в дикой колонии клеток, где последние слабо дифференцированы и не имеют строго организованного иерархического начала (или это «начало» не столь жесткое). Это сродни дикой стае, где побеждает сильнейший и подчиняет себе менее сильных соседей, которые, в свою очередь, подчиняют еще более слабых. Представление о колонии клеток, которые в результате непрерывного деления все (без исключения) становятся бессмертными на мой взгляд – чистая утопия. Идет непрерывная борьба за существование. Причем эта борьба не утихает даже в самой благоприятной обстановке. Здесь я немного отвлекусь. Легенда есть легенда. Далеко не все ее аспекты поддаются проверке. Но если высказываемую схему можно опровергнуть фактами, которые не вписываются в нее, то это существенно. Именно полнота высказываний и конкретность позволяет оценивать высказываемые мысли путем наблюдения. Факт рождения клетки (согласно легенде) – условие получения полной порции энергии. Но ведь клетка может погибнуть очень быстро, передав энергию другой. То есть – здесь можно попытаться оценить количественно высказываемую концепцию. Одну из получившихся в результате деления клеток можно уничтожить почти сразу, а другой надо успеть вновь начать процесс деления. Энергетический баланс системы клеток можно довольно энергично пополнить за счет интенсификации процесса размножения и одновременным ограничением жизнедеятельности одних клеток в пользу других. Несколько иная картина возникает в культуре высокодифференцированных клеток. Это очень «дисциплинированные» клетки, которые приучены (или, правильней сказать, запрограммированы) отдавать энергию более высокой в иерархическом плане структуре. Если последняя отсутствует то клетка все равно не способна с пользой использовать энергию, предназначенную для донорства. Поэтому культура высокодифференцированных клеток и подвержена старению. Отсюда и «лимит Хейфлика». { Напомню о том, что такое «лимит (предел) Хейфлика». В 1961 г. Леонард Хейфлик обнаружил в ходе экспериментов, что клетки человека (как, впрочем, и других организмов), растущие в культуре (химической питательной среде, обеспечивающих их энергией и веществами, необходимыми для жизни), делятся только ограниченное число раз за тот период, пока их потомство стареет и умирает. Значит, несмотря на приток энергии (в обычном физическом смысле) и оптимальные условия существования клетка все же деградирует (стареет) от потомства к потомству. } Процесс образования половых клеток свойственен высокоорганизованной системе – многоклеточному организму. Образование зрелой яйцеклетки – высокоэнергичный процесс. Он требует значительной концентрации энергии. То же относится и к образованию качественного семени. На мой взгляд одна только профаза редукционного деления (где происходит конъюгация гомологичных хромосом) требует информационной энергии намного больше, чем полный ее запас у обычной клетки. Что же касается развития зародыша из яйцеклетки, то это – чрезвычайно энергетически насыщенный процесс. Он требует мобилизации энергии всего организма, причем и женского, и мужского. В данном рассмотрении косвенно затрагивается проблемная тема о некотором механизме передачи и получении информационной энергии от клетки к клетке. Причем очевидно явное отличие этого процесса в системе организованных клеток и в простом наборе стихийно делящихся клеток. Это отдельная тема. Она столь серьезна и имеет такие далеко идущие последствия, что будет выделена в виде отдельной легенды. Но кое-что я все же скажу уже сейчас. Процесс распределения информационной энергии в высокоорганизованной биосистеме связан с уровнем, который стоит рангом выше, чем энергообразующий. Последний завершается системным уровнем, а вот за ним идет так называемый интегрирующий уровень. Если энергообразующий информационный автомат ориентирован исключительно на биоманипуляторы (то есть – связан с физическими носителями), то в интегрирующем уровне имеет место нелокальная связь с подконтрольными объектами, которыми являются энергообразующие автоматы. В данной легенде я не буду развивать тему, но скажу для полноты представления о том, что возможность существования цельного многоклеточного организма определяется наличием соответствующего информационного аппарата интегрирующего уровня. Именно этот уровень и занимается распределением информационной энергии между энергообразующими аппаратами. В пределах темы данной главы считаю важным рассмотреть роль различных колоний клеток в многоклеточном организме относительно поставки и потребления информационной энергии. Особо бросается в глаза жидкая среда организма – кровь. Если взять, к примеру, кровь взрослого человека, то в ней содержится 20 – 30 триллионов клеток эритроцитов, которые полностью сменяются через 3 – 4 месяца. В ней так же находится 30 – 40 миллиардов лейкоцитов, сменяющихся через несколько суток, 1 – 2 триллиона тромбоцитов. Клеток, составляющих форменные элементы крови, больше, чем всех остальных клеток вместе взятых. Это настоящие рабы великой империи, что являет собой цельный организм. Они работают на износ, постоянно гибнут и постоянно возобновляются, являясь основным поставщиком информационной энергии в организме. А вот, к примеру, нейроны – сложно организованные в пространстве конструкции и часто делиться им не приходится (даже в начале жизнедеятельности организма). Раз уж я обратил внимание на важную роль жидкой среды – крови – то следует обратить внимание и на красный костный мозг. Это, своего рода, родильное отделение для клеток крови. Сразу бросается в глаза такой факт. У ребенка удельная доля красного костного мозга куда больше, чем у взрослого человека. Он распределен почти равномерно по всем костям. У взрослого красный костный мозг сосредоточен в основном в плоских костях и эпифизах трубных костей. А вот у пожилых людей доминирует желтый костный мозг, где весьма значительна доля жира и мало кроветворной ткани. Современные геронтологи сошлись на мысли, что главной причиной смерти организма является «катастрофа ошибок». Ошибки постепенно накапливаются в организме, несмотря на то, что действует система витаукта (то есть система ремонта и компенсация влияния неустранимых поломок). До поры до времени организм мирится с дефектами, но потом целая лавина поломок, быстро прогрессируя, приводит к смерти. Можно привести простой механический аналог. Когда автомобиль новый и прошел грамотную обкатку мелкие поломки можно либо игнорировать, либо ремонтировать не очень тщательно – все равно ездить будет. А вот когда сумма поломок накопится, то сбои будут наступать очень быстро. Дело не только в поломках основных трущихся частей, но и в старении материалов и потере им прочностных и термических свойств. Новая концепция может кое что добавить к традиционному представлению о старении биологического организма. «Мелкие поломки» в организме могут компенсироваться тем, что другие органы и системы органов берут на себя дополнительную нагрузку. Но что такое «дополнительная нагрузка»? Это ведь повышенный расход информационной энергии. А ведь ее то запас ограничен. И чем более изношен организм тем меньше этот запас. Органу и основную нагрузку нести тяжело, а тут еще дополнительную надо выполнять. Конечно, орган ни есть нечто неизменное и слишком консервативное. Если обстоятельства требуют увеличить нагрузку, то происходит развитие органа и выполнение им своей возросшей роли не требует работы в режиме перегрузки. Но вот вопрос: каковы границы адаптационной способности органов? С точки зрения, например, А. М. Хазена любая природная система всегда стремится к устойчивому состоянию – ближайшему локальному экстремуму в общей динамике составляющих ее подсистем. Если наблюдать за поведением биосистем в больших масштабах, то данный принцип работает очень хорошо. Природа умудряется «выкручиваться» из самых сложных ситуаций. На смену менее приспособленным локальным формам (читай – организмам) приходят более приспособленные, причем отдельные функции конкретных организмов могут меняться и развиваться в весьма значительном диапазоне. А устойчивость к выживанию при самых неблагоприятных условиях вызывает удивление. Вспомните, к примеру, тараканов. Сколько уже самых изощренных ядов для них перепробовали? Но особенно меня удивляет зарегистрированное палеонтологами наличие так называемых черных сланцевых слоев в стратиграфии земли. Предполагаю такую последовательность событий. Примерно раз в 30 млн. лет солнечная система пересекает галактическую плоскость (ее орбита немного осциллирует относительно этой плоскости). Поскольку происходит пересечение слоя с большей концентрацией галактического вещества - нарушается стабильность кометных орбит в облаке Оорта (находящегося далеко за орбитой Плутона). Происходит повышенная бомбардировка земной поверхности кометами и астероидами, что приводит к катастрофическим последствиям для биосферы земли. { Последний вопрос не так прост и однозначен, как это может показаться с первого взгляда. Петербургский профессор С. Г. Неручев в своей книге «Уран и жизнь в истории Земли» пишет о том, что за последние 600 млн. лет наша планета пережила примерно два десятка эпох радиоактивного заражения биосферы. Данную цифру я читал в другом источнике, но там акцентировалось внимание просто на косвенных данных о частоте биосферных катаклизмов с точки зрения палеонтологии, геологии и астрономии. Речь идет о средней цифре и точность периодики не столь уж строга. По Неручеву причина катастроф – пульсация Земли. При ее расширении земная кора буквально трещала по швам – рифовым зонам, практически одновременно извергались сотни и даже тысячи вулканов. В ходе глобальных вспышек базальтового вулканизма в атмосферу выбрасывались газопылевые тучи, содержавшие уран, торий, другие тяжелые металлы в виде летучих и ядовитых фтористых соединений. Ясно, что такие апокалипсические перемены в окружающей среде не могли влиять на биосферу… при каждой радиоактивной катастрофе почти целиком погибали древние флоры и фауны, освобождая арену жизни радиофильным бактериям, которые размножались в невероятном количестве, концентрируя в своих клетках уран…}. Так это или иначе, но в конечном итоге 98 % биосферы попросту исчезало. Отсюда и черные сланцы, где почти не встречается органических остатков. Тем не менее никаких остановок в биологической эволюции не наблюдается! Именно из-за этого парадокса многие биологи просто стараются не замечать данного факта. Мало ли что там эти геологи и палеонтологи заметили. Вполне могли и ошибиться. Но если это правда – какой же запас устойчивости надо иметь биосфере земли, что бы выживать даже при таких катаклизмах? Однако, куда же девается этот запас в индивидуальном организме? Конечно, можно выкрутиться и сказать, что устойчивость проявляется в том механизме рождения клеток и плода, основы которого я напомнил выше, а так же в масштабах выше, чем индивидуальный организм. Но почему же именно в онтогенезе отдельного организма наблюдается столь большой «провал» адаптационных возможностей? Ведь если есть общая закономерность возникновения устойчивых состояний, то она не должна иметь исключений. Что же может сказать по этому поводу моя концепция? Если брать процесс полового развития, то на начальном этапе закладки организма сконцентрировано большое количество информационной энергии и большое количество типовых, хорошее отработанных программ работы КСИОНов, управляющих и направляющих процесс функционирования клеток и их систем. К тому же сама система на начальном этапе более проста и хорошо управляема. Относительно больших систем типа биоценозов различного уровня можно сказать о том, что за ними стоит весьма развитая система управления, которая в основе имеет внепространственные структуры, подчиняющиеся общим принципам и состоящая из информационных монад (как и все, что в этом пространстве имеется), но внешне проявляющаяся лишь косвенно. О том, как все это происходит я выскажу свои идеи позже, в отдельной легенде. Именно наличие внепространственной структуры позволяет возрождаться биосфере при любых катаклизмах, как только новые условия позволят данному процессу развиться. Однако, данная структура не является «всеведущим» и непогрешимым Богом. Эволюция – процесс комплексный, затрагивающий как видимую в физическом окружении, так и невидимую составляющую. Когда видимая составляющая терпит катастрофу – невидимая остается целой и это дает возможность возродиться системе при благоприятных условиях. Поддерживать длительно в хорошем состоянии сложный и интегрированный комплекс молекул, составляющих индивидуальный организм, в информационном плане куда сложней, чем заложить на определенном этапе новый. Это интуитивно легко угадывается на примере эксплуатации технических конструкций. На определенном этапе легче построить новый агрегат, чем ремонтировать старый. Данную позицию легко назвать спекулятивной. Я переношу на природу и на потенциальных богов все те принципы, которые человек использует в своей повседневной деятельности, используя мысленные конструкции из неуловимых монад. Но если данная позиция в итоге может дать хороший эффект в объяснении явлений и позволяет неограниченно углубляться в детали, то почему надо в чем-то меня обвинять? Мало ли что кому кажется? Есть такое направление в биологии, которое называется креационизм (лат. сreatura – создание). Его адепты создали целый институт, в котором очень методично и в течение уже многих десятилетий пытаются на конкретных фактах доказать божественное происхождение – сотворенность – биологических форм. Я мог бы взять солидный том их трудов и присовокупить к своей работе, сказав: вот факты, которые вполне детально и наглядно демонстрируют разумное действующее начало в биологической эволюции. Но я ведь не могу и не собираюсь игнорировать куда более развитое биологическое учение эволюционной теории. Эволюция биологических форм – факт и от него не отмахнешься. И как бы креационисты ни пытались доказывать, что не существует переходных форм, что виды возникают сразу и в законченном виде, эволюционисты скажут им: палеонтологические музеи буквально переполнены переходными формами. А я и не собираюсь спорить с эволюционистами. Моя концепция предполагает эволюцию как вполне закономерный и оправданный процесс, но не замыкает этот процесс внутри самой биологической системы. В данной главе мы рассматриваем энергетические аспекты биологической системы. Не вдаваясь в подробности я хочу сослаться на учебник нормальной физиологии под редакцией проф. А. В. Коробкова [ М.,«Высшая школа», 1980 ]. В главе «физиологические основы периодизации индивидуального развития» фигурируют две основные теории энергетического метаболизма, пытающиеся как то объяснить различие физиологических отправлений организма в различные периоды его жизни. Одну из концепций можно обозначить как энтропийные теории онтогенеза. Эти теории (закон поверхности Рубена, генетически предопределенный потенциал зиготы С. Бауэра, генетически предопределенная адаптационная энергия Г. Селье и т. п. ) оценивают онтогенез с заведенными часами, запускаемыми в ход посредством процесса оплодотворения. В заведенных часах постепенно раскручивание пружины продолжается до тех пор, пока не исчерпается потенциальная энергия , сообщенная ей работой, приложенной извне. Далее предлагается к рассмотрению негэнтропийная теория индивидуального развития, которая в противовес энергетическому правилу поверхности получила название «энергетического правила скелетных мышц» (И. А. Аршавский). Согласно этой теории особенности энергетики на уровне целостного организма и его клеточных элементов так же, как и особенности физиологических отправлений различных систем органов, находятся в прямой зависимости от характера функционирования скелетных мышц в разные возрастные периоды. В пределах наибольшего обобщения нервно-мышечная активность заменяется активностью более общего порядка, включая сюда и морфогенетическую двигательную активность клеток развивающегося зародыша (Тринкаус). В связи с последним энергетическое правило скелетных мышц более точно обозначить как энергетическое правило двигательной активности. Я не буду вдаваться в подробности каждой из теорий, тем более что в учебнике нормальной физиологии они высветлены весьма поверхностно, а просто предполагаю к рассмотрению свой вариант в качестве вполне законной модели. Есть акт рождения клетки (вне зависимости от того – имеем ли мы митодическое или мейотическое деление) – есть новая порция энергии. Но в рамках цельного многоклеточного организма или популяции клеток распределение энергии идет не пропорционально, а так что одним клеткам достается больше, а другим меньше в пользу функционирования системы как цельного образования более высокого порядка. Данный вариант (в том ключе, который я предлагаю) не рассматривался потому, что с точки зрения чисто материалистической доктрины никаких внепространственных структур быть не может. Но если даже опустить мою надстройку из КСИОНов – данная концепция может иметь объяснительную пользу и позволить как то количественно оценивать баланс сил деструкции и витаукта в онтогенезе биологического организма.
 
< Пред.   След. >

Дизайн сайта Padayatra Dmytriy