Все материалы
На главную
Блог эзотерика
Статьи и заметки
Разделы
Карта сайта
Книги
Статьи
Контакты


Все материалы arrow Разделы arrow Огни мистические.
Огни мистические. | Версия для печати |
Статьи - Йога
Написал Иван   
09.03.2009
В некоторых индийских учениях, прорыв на иной уровень, осуществляемый посредством озарения, можно предчувствовать заранее. Аскет готовится с помощью долгих медитаций и йоги, и на своем духовном пути он встречает иногда знаки, предупреждающие его о приближении окончательного откровения. Среди этих знаков-провозвестников наиболее важен опыт света разных цветов. Шветашватара-упанишада [II, II] тщательно отмечает "предварительные формы (rupani purassarani) Брахмана", которые в процессе применения йоги даются в откровении во время световых эпифаний. Это туман, дым, солнце, огонь, ветер, фосфоресцирующие насекомые, молнии, хрусталь и луна. Мандала-брахмана-упанишада [II, I] приводит совершенно другой список: образ звезды, грань алмаза, диск полной луны, полуденное солнце, пылающий обруч, хрусталь, черный круг, затем точка (bindu), палец (kаlа), звезда (naksatra), и снова солнце, светильник, глаз, солнечное сияние и девять гемм.

Как видим, чередование световых опытов не подчиняется точным правилам. Кроме того, порядок, в котором отмечаются световые эпифании, не соответствует постепенному возрастанию интенсивности света. По Шветашватаре-упанишаде, свет луны доходит до нас намного дольше, чем свет солнца. В Мандала-брахмана-упанишаде чередование световых эпифаний озадачивает еще более. С нашей точки зрения, это лишний раз доказывает, что речь идет не о физическом свете, а об опытах, имеющих мистическую структуру.

Разные школы йоги упоминают о явлениях внутреннего света. Так, комментируя Йога-сутру [I, 36], Вьяса говорит о сосредоточенности на "лотосе сердца", посредством которого возможно прийти к опыту чистого света. В другом контексте [III, 1] он упоминает "свет головы" среди объектов, на которых должен сосредоточиваться йог. Буддийские трактаты подчеркивают важность, которую может иметь световой знак для успеха медитации. "Не обходите вниманием знаков, подаваемых светом, - читаем мы в "Сравакабхуми", - будь то свет лампы, жар от костра или от солнечного диска!"16

Само собой разумеется, что эти световые знаки служат в йоге только отправной точкой для различных медитаций. Один из трактатов по Йогавачаре подробно описывает перемену окраски мистического света, виденного монахом во время аскезы. Особенность этого учебника по Йогавачаре - медитация над космическими элементами: в нем предлагается значительное число упражнений, каждое из которых состоит из трех частей, а каждая часть различается по другой окраске света. В другом месте мы уже обсуждали метод, предложенный в этом трактате по Йогавачаре, поэтому возвращаться к этому вопросу не будем. Скажем только, что проникновение в высшую структуру каждого космического элемента - проникновение, осуществленное посредством йогической медитации - выражается в восприятии света различной окраски. Понять значение и искупительную ценность этого погружения в высшую структуру космической субстанции становится возможным, если вспомнить, что для махаяны космические элементы - скандха или дхату* [Скандха (санскр., букв. "ветвь, часть, компонент") - один из важнейших терминов буддийской психологии; скандхи - это компоненты психической деятельности индивидуума, порождаемые его неведением, в результате чего конструируется ложное понятие о существовании собственного "Я", души и проч., следовательно, буддизм учит устранению скандх, освобождению от них разума. Дхату (санскр.) - букв. "корень, основа"; в буддийской психологии термин используется для обозначения 18 классов элементов, создающих единый поток сознания познающей личности. (Прим. научн, ред.)] - отождествляются с Татхагатами** [Татхагата (санскр., букв. "так-пришедший, так-пошедший") - один из самых распространенных эпитетов Будды; в позднем буддизме слово имеет множество трактовок, хотя сам Будда произносил его с той целью, чтобы избегать местоимения "я"; в буддизме махаяны, признающем множественность будд, это слово употребляется не только в качестве эпитета Будды Шакьямуни, но и для обозначения других будд (Прим. научн. ред.)]: йогическая медитация над космическими элементами - это, в сущности, обнаружение самой сути Татхагат, то есть продвижение вперед по пути освобождения. А высшая реальность Татхагат - это различно окрашенный свет. "Все Татхагаты суть пять Огней (Светов)", - пишет Чандракирти***18 [Чандракирти (VII в.) - видный буддийский мыслитель Индии, комментатор трудов Нагарджуны, настоятель знаменитого монастыря-университета Наланды (Прим. научн. ред.)]. Дхармадхату* [Дхарма-дхату (санскр.) - в буддийской психологии существует три классификации моментов-дхарм бытия: 1) по скандхам - элементам эмпирической личности, 2) по "сферам познания" (аятана), 3) по классам элементов - дхату; в третью классификацию попадает класс "дхарма-дхату", букв. "основание закона, морали, высшей реальности" (Прим. научн. ред.)], то есть трансцендентная форма Ваджрадхары** [Ваджрадхара (санскр., букв. "держащий алмаз") - один из бодхисаттв в космологии махаяны, особое место занимает в ваджраяне; изображается обычно в угрожающей позе, синего цвета, с ваджрой в поднятой руке (Прим. научн. ред.)] - это Чистый Свет, свет, совершенно лишенный оттенков цвета. Чандракирти пишет: "Дхармадхату - это сияющий Свет, и йогическая сосредоточенность есть его постижение"19. Это сводится к тому, что бытие постижимо только через опыт мистического порядка - и что постижение бытия выражается в опыте абсолютного Света. Как мы помним, в упанишадах Брахман или Атман отождествляются со Светом.

Итак, мы имеем дело с всеиндийской концепцией, которую можно было бы сформулировать следующим образом: чистое бытие, или, иначе говоря, высшая реальность, доступно познанию более всего посредством опыта чистого Света; процесс проявления космоса состоит, при ближайшем рассмотрении, в серии световых эпифаний, а космическая резорбция повторяет эти эпифании различно окрашенного света. Согласно традиции, сохраняемой в Дигханикайе* [I, 2,2] [Дигханикая (пали) - Свод Долгих Сутр; состоит из проповедей Будды на языке пали; одна из основных частей буддийского канона южной школы (Прим. научн. ред.)], когда Мир был разрушен, уцелели только лучезарные существа, которые звались Аббассара: у них были эфирные тела, они летали в воздухе, излучали свой собственный свет и жили беспредельно долго. Резорбция в микрокосмическом масштабе имеет место также в момент смерти - и, как мы скоро увидим, процесс смерти состоит, собственно говоря, в серии опытов света.

Из этой всеиндийской метафизики света вытекает несколько следствий, а именно: 1) что наиболее адекватное проявление божества происходит посредством света; 2) что те, кто поднялся на высокую ступень духовности, - то есть, по индийской терминологии, достигли или хотя бы приблизились к положению "освобожденного" или Будды, - сами тоже способны испускать свет; 3) и наконец, что космогония может быть уподоблена явлению светоиспускания. Проиллюстрируем каждый из этих выводов несколькими примерами.

СВЕТОВЫЕ ТЕОФАНИИ

О том, что образцовая теофания представляет собой ослепительный поток света, известно каждому читателю Бхагавад-гиты. Вспомните знаменитую XI главу, в которой Кришна является Арджуне в своем истинном обличии, суть которого - огненная масса.

Если бы тысячи солнц распространяли все разом в небесах свое сияние,
Это было бы тогда как свет благородства [XI, 12].

Таким я тебя вижу - кто и когда тебя видел? - вокруг
Сверкающим, как ясность огня и солнца, огромным [XI, 17].

Без начала, без середины, без конца, бесконечно могущественный,
Бесконечно сильный! Луна и Солнце - твои глаза,
Таким я тебя вижу, лицо, пылающее огнем,
Твой блеск озаряет мир [XI, 19].

Ты достигаешь небес, ты сверкаешь тысячею красок,
Рот твой разверст, большие твои глаза пылают!
Твои рты с торчащими зубами -
Словно огонь уничтожения [XI, 24-25].

Но этот пример - лишь самый знаменитый среди бесчисленных световых эпифаний в Махабхарате и в пуранах* [Пураны (санскр.) - букв. "старины", священные книги индуизма, содержание их настолько разнообразно, что их правдиво называют энциклопедиями жизни древних индийцев (Прим. научн. ред.)]. Харивамша** [Харивамша - "Род Хари", один из священных текстов индуизма, в котором излагается родословная Кришны (Прим. научн. ред.)] рассказывает о путешествии Кришны, Арджуны и одного брахмана к северному океану. Кришна приказывает волнам отступить, и все трое пересекают океан, идя словно между двух водяных стен. Они приходят к величественным горам, и по приказу Кришны горы отступают. Наконец они проникают в область тумана, и лошади останавливаются. Кришна бьет туман своей чакрой*** [Чакра (санскр.) - букв. диск, колесо; часто один из атрибутов (оружие) Кришны и других божеств (Прим. научи. ред.)] и рассеивает его - и тогда Арджуна и брахман видят необычайно сверкающий свет, в котором в конце концов растворяется Кришна. Позже Кришна открывает Арджуне, что этот свет был его истинным "Я".

В XII книге Махабхараты Вишну является окруженный сиянием, сравнимым с излучением тысячи солнц. И текст добавляет: "Проникая в этот свет, смертные, изучившие йогу, достигают окончательного освобождения". В той же XII книге Махабхараты рассказывается история о трех мудрецах, которые тысячу лет проходили аскезу в стране к Северу от горы Меру* [Меру - священная гора индийцев, находящаяся в Гималаях, центр и вершина мира, обитель богов (Прим. научн. ред.)], чтобы обрести способность созерцать истинный облик Нараяны** [Нараяна - одно из распространенных имен Вишну-Кришны (Прим. научн. ред.)]. Голос с неба повелевает им идти на север Молочного Океана, на Шветадвипа, таинственный "белый остров" индийской мифологии, символика которого связана одновременно с метафизикой света и сотериологическим знанием. Мудрецы прибывают на Шветадвипа, но едва они там оказываются, их ослепляет свет, исходящий от Нараяны. Тогда они еще сто лет предаются аскезе и начинают различать каких-то людей, белых, как луна. "Сияние, исходившее от каждого из этих людей, - уточняет текст, - было похоже на блеск Солнца в миг, когда близится миг распада Вселенной". Внезапно три мудреца замечают свет, сравнимый с сиянием тысячи солнц. Это эпифания Нараяны - и весь народ Шветадвипы бежит на свет и приветствует его коленопреклонением и молитвами.

Этот последний пример иллюстрирует два факта: что свет - это самая суть божества, но также и то, что существа, совершенные в мистическом смысле, испускают сияние. Образ Шветадвипы подтверждает тождество света духовному совершенству: эта страна "белая", потому что населена совершенными людьми. И достаточно простой аллюзии на другие "белые острова" индоевропейской традиции - Левке, Аваллон, - чтобы мы осознали, что миф о трансцендентных областях, о краях, не принадлежащих профанной географии, связан с мистической ценностью, присущей белому цвету, символизирующему трансцендентное, совершенство и святость.
 
< Пред.   След. >

Дизайн сайта Padayatra Dmytriy