Все материалы
На главную
Блог эзотерика
Статьи и заметки
Разделы
Карта сайта
Книги
Статьи


Все материалы arrow Разделы arrow Практика arrow О Граде Божьем
О Граде Божьем | Версия для печати |
Написал Dima   
17.08.2010

Вступление

Тот факт, что христианское богословие, подымая очи к Небу, умосозерцает Город, а не Острова блаженных и не Райские кущи, - сам по себе свидетельствует о том, что есть учение политическое. А утверждение Учителя о том, что Город внутри нас есть, отмечает это учение и как социально-психологическое, - поскольку говорит о душе человека как гражданском микрокосме. Это означает, что Город великого Царя осуществляется в личном акте христианина, который необходимо есть акт гражданский. Присутствие в христианской проповеди, помимо Города, также Райского Сада, Гадеса и Геенны, суть наследие язычества, и не является собственно христианским.
Оправдывает ли Мелхиседек Христа Иисуса?

Царство (= Кесарство) Божие есть политическое понятие: факт, наиболее часто упускаемый из виду очень многими христианами. В осмыслении предложения «царство божие» внимание зачастую переносится на предикат «божие»; тогда как субъект «царство» не анализируется. Отчасти этому способствует архаичность термина «царство», или «кесарство», носящее для современного человека оттенок сказочности – «в тридевятом царстве…», «царь Салтан», и так далее. Каковая сказочность хорошо сопрягается с ходячим представлением о потусторонности, запредельности Царства Божия, сопоставляемого с легендарным атопическим Раем, или «Выреем». Отчасти, невниманием к позитивному значению термина «царство» мы обязаны привычке к надменному суетному богословию, которое любит рассуждать об удалённом боге, но избегает ближней жизни. Между тем, прилагая разум к вопросам веры, мы менее всего способны судить о божественном; и, напротив, обязаны рассуждать о человеческом, прославляя этим Христа Иисуса. Ведь только христианская вера является разумной, именно благодаря двуединству божеского и человеческого во Христе. Каковое со-бытие Бога и человека не требует, чтобы человек вышел из себя. Исторически предшествующие христианству , в которых бог отделён от человека, не давали места разуму: в них господствовало исступление, божественное безумие. Для того чтобы сохранить человека, не потеряв при этом бога, древности полагали именно разум божественным началом в человеке. В этом случае не остается места «божественному безумию». Отсюда, в язычестве человек расколот, разделён на несоединимые сущности. И только в христианстве человеку возвращена полнота. Но в этой нераздельной полноте нет смешения: божеское не смешивается с человеческим и разумное не смешивается со сверхразумным. Ясно отсюда, что в формуле «царство божие», выражающей единство божьего и человечьего, доступным нашему разумению является как раз понятие «царства», в то время как содержание предиката «божие» принадлежит Богу и не подлежит нашему анализу.
В понятии «царство (= кесарство) божие» Кесарь и Бог пребывают в нераздельном единстве, как две стороны Луны, но в нашу сторону понятие это открывается только стороной Кесаря. В двуединстве Богочеловека Бог входит в нас и пребывает посреди нас как Кесарь (царь, король); и божество открывается нам в Нём, в конкретном Человеке – с именем, званием и общественным положением; с исторической, культурной и географической локализацией. Бог посреди нас есть Кесарь, глава политической власти, ибо царство есть не что иное, как форма политической власти и государственного общественного устройства. Классическая политическая , как и политическая практика, знает ряд политических форм. Все эти политические формы, так или иначе, связаны с богами: посредством оракулов, официальных гаданий (дивинаций), государственных культов и т.п. , в этом плане, отнюдь не выводит нас в какую-то запредельность, абсолютно чуждую реальному миру. Нисколько, – оно лишь удлиняет известный ряд политических форм, добавляя новую форму – Царство Божие; и завершает этот ряд, поскольку Царство Божие является совершенной политической формой.
Ясному осознанию того, что в христианстве Бог выступает Кесарем, – то есть конкретным человеком в реальной политической должности, – часто мешает известная из Евангелия разделительная формула: отдайте Богу богово, и Кесарю – кесарево. Пытающиеся на основании этого высказывания развести бога и кесаря в разные стороны, упускают из виду, что имеют дело не с поучением Учителя, а с полунасмешливым предложением Христа Иисуса евреям, искушавшим его своими надуманными проблемами. Оно вовсе не было назначено помочь разрешить нравственные проблемы иудеев, связанные с так называемыми «храмовыми деньгами». Более того, оно, в противность буквальному тексту, не разделяет, а утверждает нераздельность кесаря и бога, – ибо насмешка Иисуса над искусителями состоит в скрытом вызове: попробуйте, разделите! А поучение для нас состоит в провозглашении Христом нового Века, в котором уже не будет выделена в отдельную от повседневной жизни «священную» сферу, – но Бог будет с каждым, и все будут боги, и все – жрецы. То есть упразднено будет деление мира на священное и профанное. Знамением начала этого Века явилась разорвавшаяся храмовая завеса, отделявшая «святая святых» от остального мира.


 
< Пред.   След. >

Дизайн сайта Padayatra Dmytriy