Все материалы
На главную
Блог эзотерика
Статьи и заметки
Разделы
Карта сайта
Книги
Статьи
Контакты


Все материалы arrow Разделы arrow Практика arrow Современный либерализм.
Современный либерализм. | Версия для печати |
Статьи - Мировоззрение
Написал Иван   
07.08.2009
Современный либерализм является, по своей метафизической сущности, политической формой сатанизма. Чтобы убедиться в этом - достаточно сравнить сатанизм и либерализм.
«Каждый человек является богом, если он считает себя таковым» - это главнейшее положение «Сатанинской библии» Антона Лавея является по внутреней сути развитием тезиса Фридриха Ницше, заявившего устами своего Заратустры, что «Бог мёртв», а также - развитием важнейшего положения «Книги Закона» Алистера Кроули - «Каждый мужчина и каждая женщина – это звезда».
Современный либерализм является, по своей метафизической сущности, политической формой сатанизма. Чтобы убедиться в этом - достаточно сравнить сатанизм и либерализм.
«Каждый человек является богом, если он считает себя таковым» - это главнейшее положение «Сатанинской библии» Антона Лавея является по внутреней сути развитием тезиса Фридриха Ницше, заявившего устами своего Заратустры, что «Бог мёртв», а также - развитием важнейшего положения «Книги Закона» Алистера Кроули - «Каждый мужчина и каждая женщина – это звезда».

На индивидуальном уровне отход от Бога, то есть «падение», как раз и выражается в бунте Эго, как низшего, временного, ложного «я», против искры Божьей в человеке, бессмертного Абсолютного «Я». По своей внутренней сути Эго, как бы ни было неизбежно его появление в ходе эволюции, враждебно Абсолютному «Я». Ибо торжество Абсолютного «Я» означает тотальное уничтожение Эго, как индивидуального, ложного, ограниченного «я». Отсутствие желания жертвовать своим Эго в пользу Абсолютного «Я», то есть отказ от дальнейшего продвижения по «лестнице Иакова» - лестнице космической иерархии, что как раз и является, в соответствии с законами космической эволюции, главной задачей не только «человека», как такового, но и вообще всех сущностей во Вселенной – характерная черта демонических существ. Процесс «демонизации», то есть «становление демоном» - это как раз и есть процесс абсолютизации своего временного, ложного, низшего «я». Чем дальше сущность продвигается по этому пути, тем она больше «демонизируется». Полностью демонизированные сущности – абсолютно эгоцентричны: демон любить себя с такой силой, с какой ни один, даже самый эгоцентричный человек, любить себя не способен. Демоны являются хранителями уже реализованного бытия, или, точнее, жертвами его избытка.

Доводя до логического завершения обожествление Эго – низшего, ложного, временного «я», сатанизм провозглашает его бессмертие. В «Сатанинской библии» Антона Лавея говорится в данной связи: «Сатанист верит в полное вознаграждение своего эго. Сатанизм, по сути дела, ЕДИНСТВЕННАЯ религия, отстаивающая улучшение и поощрение эго. Только после того, как эго человека удовлетворено в достаточной степени, он может позволить себе быть добрым и любезным по отношению к другим без потери самоуважения… Сатанизм же поощряет своих поклонников развивать хорошее, сильное эго, дающее им самоуважение, необходимое для насущного существования в этой жизни. ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК БЫЛ УДОВЛЕТВОРЁН ЖИЗНЬЮ В ТЕЧЕНИЕ СВОЕГО БЫТИЯ И БОРОЛСЯ ДО КОНЦА ЗА СВОЁ ЗЕМНОЕ СУЩЕСТОВАНИЕ, НИЧТО ИНОЕ, КАК ЕГО ЭГО, ОТКАЖЕТСЯ УМИРАТЬ, ДАЖЕ ПОСЛЕ УГАСАНИЯ ПЛОТИ, СОДЕРЖАВШЕЙ ЕГО». (ПРОПИСЬ – А. Лавея).
Поскольку сатанизм рассматривает человека лишь как животное, обладающее разумом, то есть полностью отождествляет человека с его Эго – низшим, временным «я», категорически отрицая наличие у него высшего, Абсолютного «Я» - искры Божьей в человеке, то «Богом» в сатанизме объявляется именно Эго – ложное, преходящее человеческое «я».
Как мы видим, позиция сатанизма здесь полностью совпадает с позицией «безбожного гуманизма», на котором со времён так называемой «эпохи Возрождения» базируется вся цивилизация Запада. То есть, сатанизм стал фактической духовной основой «современного цивилизованного мира» ещё в начале его зарождения, на заре Нового времени. Степень абсолютизации человеческого Эго в странах Запада и, особенно, в США в настоящее время достигла таких масштабов, что фактически учение сатанизма по этому вопросу стало уже здесь, по крайней мере, на уровне обыденного сознания - общепринятой точкой зрения. И то, что большинство «добропорядочных граждан» не отдаёт себе в этом отчёт – ничего в итоге не меняет: здесь важен именно результат, со всеми вытекающими отсюда духовными последствиями.

Особо подчеркнём в данной связи, что современный либерализм, являющийся идеологической основой Западной «денежно-технологической» цивилизации, уходит своими корнями в иудаизм, который представляет собой, с нашей точки зрения, одну из разновидностей «религий левой руки». Известный публицист Исраэль Шамир (Израиль Соломонович Шмерлер) пишет об этом: «Общепринято считать современный либерализм нерелигиозным, если и не антирелигиозным направлением мысли. Либерализм уклоняется даже от самоопределения как идеология. Либерал утверждает, что он против господства любой идеологии, господства любой религии. Мы будем говорить лишь о сегодняшнем либерализме, ставшем идеологической доминантой в США и играющем огромную роль в Европе и в пост-советской России. В нашем анализе мы будем опираться на идеи покойного немецкого мыслителя Карла Шмитта. После покорения Германии в 1945 году Шмитт провёл некоторое время в советской и в американской зонах оккупации, которые потом стали ГДР и ФРГ. Уже тогда Шмитт заметил, что американский либерализм – это воинствующая идеология, менее склонная к компромиссам, нежели советский коммунизм. Так, американцы потребовали от него доказать свою веру в либеральную демократию, русские не требовали клятвы на «Коммунистическом манифесте». Этот личный опыт привёл Шмитта к выводу, что новый американский либерализм – это не «отсутствие идеологии», но идеология, и более опасная, чем коммунизм (который он крайне не любил)…


Понимание идеологичности агрессивного либерализма победило в научных кругах лишь в последние годы, не без помощи американских войн во Вьетнаме, Ираке, Афганистане. Либерализм стал чёткой и оформленной идеологией, требующей повсеместного выполнения одних и тех же установок. Эти установки можно воспринимать оптимистически или пессимистически: так едок и устрица по-разному встречают лимон и шабли. Многое зависит от того, вы едите, или вас едят.
– Права человека, или отрицание прав коллектива.
– Защита меньшинств, или отрицание прав большинства.
- Частная собственность на СМИ, или исключительное право капитала на формирование общественного мнения.
- Защита женщин и гомосексуальных отношений, или ликвидация семьи.
- Антирасизм, или отрицание предпочтительных прав коренного населения.
- Пропаганда экономической самостоятельности, или запрет на социальную взаимопомощь.
- Отделение церкви от государства, или свобода антихристианской пропаганды, запрет христианской миссии в общественной сфере.
- Выборная форма правления («демократия»), ограниченная согласием народа и властей с доминирующим дискурсом.

Карлу Шмитту принадлежит и ещё одна важная мысль: каждая идеология является скрытой религиозной доктриной… Важнейшие концепции современной идеологии есть секуляризированные теологические концепции. И действительно, в русском коммунизме ощущается секуляризированное православие: от Христа, идущего перед дюжиной матросов в поэме Блока до лозунга хрущевских времен «Человек человеку – друг, товарищ и брат» православная христианская идея соборности доминировала.
Какова же религиозная подоплека нового либерализма? Тут взгляды учёных и теологов разделились. Одни, вслед за Вебером, видят в либерализме развитие протестантизма. Другие замечают сильный антирелигиозный запал либерализма и видят в нем ту или иную форму сатанизма. Третьи отрицают сатанизм, или определяют его, как отсутствие Бога. Мой пастырь Феодосий Севастийский заметил, вслед за Аверинцевым, что новый либерализм старается стереть все следы Божьего присутствия, уничтожить любое напоминание о Христе. Покойный Александр Панарин считал его формой язычества, мифом о Потребителях и Товарах вне общества.

На мой взгляд, учение о «либеральной демократии и правах человека», принесённое силами морской пехоты США на берега Тигра и Аму-Дарьи, представляет собой крипторелигию, секуляризированную форму иудаизма, или нео-иудаизм; его приверженцы воспроизводят взгляды, характерные для иудеев; иудеи часто выступают в роли проповедников новой веры, при этом ее приверженцы верят в сакральность Израиля. Действительно, когда в Нидерландах сжигают метечи, а в Израиле разрушают церкви, это не вызывает никаких эмоций в сравнении с тем, что начинается когда на стене синагоги рисуют граффити. США определяет степень лояльности своих союзников в соответствии с их отношением к евреям. Музей (а точнее, храм) Холокоста находится возле Белого дома. Поддержка еврейского государства является обязательным пунктом программы всех американских политиков. Иудаизм – единственная религия, с которой запрещено бороться в рамках господствующего дискурса. Вспомним бурю, поднятую «письмом 500», если бы то же письмо выступало с той же настойчивостью против христианской церкви, его бы беспроблемно напечатали на страницах «Московского комсомольца».

Ощущается заметная преемственность между палео-иудаизмом и его новой версией. В еврейском государстве воплотились параноидальные страх и ненависть иудеев по отношению к иноверцам, в то время как политика Пентагона представляет собой проявление всех тех же страха и ненависти, но уже во всемирном масштабе. Идеи нео-иудаизма были сформулированы еврейским националистом Лео Штраусом и были подхвачены еврейскими журналистами, пишущими для «Нью-Йорк Таймс». Существует проект строительства нового Иерусалимского Храма на месте мечети Аль-Акса, для того, чтобы поддержать неоиудаизм экзотерическими ритуалами.
Неоиудаизм – это религия Американской Империи, а война на Ближнем Востоке представляет собой неоиудейский джихад. Это интуитивно понимают миллионы людей: по словам Тома Фридмана из «Нью-Йорк Таймс», «иракцы называли американских захватчикоа евреями». На Западе церковь утратила свое положение, адепты неоиудаизма считают западное христианство практически мертвым (они пока не заметили возрождения православия в России) и сражаются с ним бескровными методами с помощью АДЛ (Анти-диффамационная лига) и других антихристианских организаций, но ислам – великое вместилище духовности, традиций и солидарности, поэтому адепты неоиудаизма обрушивают на него всю огневую мощь, находящуюся в их распоряжении.

«Постойте! - скажите вы. – Иудаизм есть одна из монотеистических религий, её последователи так же верят в Бога, как христиане и мусульмане. Иудеи нам товарищи в общей борьбе с богоборством. Значит, нео-иудаизм – тоже идеологически и теологически близки нам. Что может быть общего между иудаизмом и антидуховным, антирелигиозным культом глобализма, неолиберализма, разрушения семьи и уничтожения природы, культом утилитаризма, отчужденности и отхода от истоков, противостоящим сплоченному обществу, солидарности, традициям? Ведь иудаизм вполне традиционен и не менее других религий стоит на позициях соборности».

Это серьёзное возражение, казалось бы, ниспровергающее нашу попытку идентификации. Но оно основано на непонимании одной важной особенности иудаизма. Как римский Бог Янус, у иудаизма два лица, одно – обращённое к иудеям, а другое – обращённое не к иудеям. Иудаизм требует противоположных вещей от иудеев и не иудеев… Этим он отличается от христианства, ислама, буддизма. Эти великие религии не предъявляют требований к тем, кто не является их последователями, за исключением одного требования – стать их последователем. Иудаизм не требует от гоя стать иудеем. Более того, он это не одобряет, если не запрещает прямо.
Иудаизм требует от гоя не иметь религии, не верить во что бы то ни было, кроме Бога в самом общем смысле, не праздновать свои религиозные праздники, не оказывать помощь своим собратьям. Все описанные нами идеи нового либерализма вписываются в эту концепцию.

Права индивида в противовес правам коллектива – у гоя нет коллективных прав. Право на коллективную, групповую игру принадлежит только (нео)иудеям, а прочие должны играть индивидуально. То есть точнее: права человека для вас, права коллектива для нас. Интернационал рабочих ликвидирован, но возрастает роль интернационала богатых, говоря словами Максима Кантора.
Защита меньшинств, отрицание прав большинства – естественно для религии меньшинства.
Частная собственность на СМИ, исключительное право капитала на формирование общественного мнения – связаны с восприятием иудаизма как конкурирующей церкви, которая хочет направлять народ.
Защита женщин и гомосексуальных отношений – подразумевает ликвидацию семьи, так как иудаизм не верит в семью гоя. Ликвидация семьи повышает отдачу от работника.
Антирасизм – подразумевает отрицание предпочтительных прав коренного населения. Это естественно для иудея, не являющегося коренным ни в одной стране. В либеральной парадигме антирасизм позволяет импортировать дешевую рабочую силу, помагает иностранным корпорациям действовать на чужой территории.
Пропаганда экономической самостоятельности подразумевает запрет на социальную взаимопощь. Одна из установок иудаизма, по которой за пределами иудейской общины всякая взаимопощь запрещена.

Свобода антихристианской пропаганды – как мы уже сказали, реальный либерализм не ведёт борьбу с иудаизмом. Так, в Америке запрещено устанавливать символы христианской веры в общественных местах, но разрешено выставлять светильники Хануки. Во многих странах критика иудаизма – подсудна – в России было много попыток еврейских организаций привлечь к суду критиков.
Демократия: если ты не согласен с вышеуказанными принципами, то твой голос не считается, а если согласен – то не важно, за кого ты проголосуешь. Так, Израиль именуется демократией, хотя гойская половина его жителей лишена права голоса, а разница между еврейскими партиями ничтожна. Демократическая победа Хамаса в Палестине или Лукашенко в Беларуси были встречены в штыки. В Сербии проводили перевыборы, пока не были избраны желаемые кандидаты.
Итак, мы приходим к выводу: современный либерализм – это иудаизм в его специальной, рассчитанной на неевреев версии, а не свобода от религии, как утверждают его сторонники».

Иудаизм стал, фактически, религиозной основой современного либерализма, представляющего собой, по сути своей, неоиудаизм – вполне естественно и органично, так как американские протестанты, сформировавшие «духовный облик» США, считали себя теми потомками «колен Израилевых», которые не вернулись в «землю обетованную» (об этом, в частности, говорится в учении секты мормонов). Поэтому Израиль для США – флагмана современного либерализма, является на метафизическом уровне первейшим союзником в борьбе с «ордами Гогов и Магогов», олицетворением которых на различных исторических этапах были различные политические силы. Так, например, в период «холодной войны» это были социалистические страны во главе с СССР, после терактов 11 сентября 2001 года в США – ими стали «международные террористы», отождествляемые, в основном, с «мусульманскими радикалами», после войны в Закавказье в августе 2008 года на первый план в качестве главного «метафизического противника» США опять выходит Россия, окончательно похоронившая мессианскую «американскую мечту» об однополярном мире в котором либеральные «общечеловеческие ценности» стали бы основополагающими ценностями всего человечества.
Поскольку иудаизм, как мы аргументировано доказываем в своих работах является одной из разновидностей «религий левой руки» - демонопоклонства, постольку и неоиудаизм, то есть – современный либерализм, ставший идеологической основой Западной «денежно-технологической» цивилизации, также является, по своей метафизической сущности, одной из «религий левой руки», то есть - демонопоклонством. (Подробнее о демонической сущности иудаизма, см., например, на портале «Дом Солнца» наши работы - «Яхве – иудаистский Бог, его метафизическая сущность» и «Еврейский праздник Пурим, его метафизическая сущность»). Вследствие этого, как пишет Исраэль Шамир (Израиль Соломонович Шмерлер) - «новый либерализм старается стереть все следы Божьего присутствия, уничтожить любое напоминание о Христе». Поэтому, вполне обосновано, многие исследователи,– «замечают сильный антирелигиозный запал либерализма и видят в нем ту или иную форму сатанизма».

Таким образом, современный Западный либерализм, является по своей метафизической сущности политической формой современного сатанизма – «либерал-сатанизмом». Закономерно, что всего лишь через четыре года после своего основания, то есть - в марте 1970 года, «Церковь Сатаны» была принята в Национальный совет церквей США. При Пентагоне, наряду с другими конфессиями, был представлен главный капеллан «Церкви Сатаны», под руководством которого служило около сотни капелланов-сатанистов, вдохновлявших личный состав Вооруженных сил США на соответствующие «боевые подвиги» в «горячих точках» мира. Результаты такого «духовного наставничества» различные народы ощутили на себе в полной мере, особенно в период бесконтрольного господства США в условиях однополярного мира.
Гибельность сатанизма (в том числе, и политической его формы - «либерал-сатанизма»), как и всех прочих демонических культов, в глубинном, метафизическом смысле, заключается, прежде всего, в том, что, абсолютизируя Эго, то есть - низшее, временное, индивидуальное «я», во вред высшему, бессмертному, Абсолютному «Я» сатанизм подталкивает человека на «бунт» против «законов, установленных Богом», против его космического предназначения. Сатанизм, как и все демонические культы, не только лишает человека возможности продвижения вверх по «лестнице Иакова», но неизбежно «сталкивает» его на более низкие ступени лестницы космической иерархии, в низшие круги бытия, то есть приводит к низшим метаперевоплощениям (это и есть «Ад» теистических религий), из череды которых бывает невозможно вырваться в течение тысяч и тысяч лет.

Современная Западная «денежно-технологическая» цивилизация является по своей сути наследницей семитского торгашеского Карфагена, а не наследницей арийского героического Древнего Рима. Известный отечественный мыслитель-традиционалист и геополитик Александр Дугин отмечает: «Новый Карфаген простирает над планетой свою зловещую тень. Будто призрак стертого с лица земли легионами Рима, финикийский город поднимается из ада. Отчетливо звучит голос Молоха: «торговый строй», «рационализация общества», «хорошие дороги», «открытое общество», «морское могущество»… Правда иной масштаб. Вместо Средиземноморья – вся планета. Современный Запад – прямой идеологический наследник Карфагена… Сегодня Карфаген празднует планетарный триумф. Не все идет гладко, но налицо победа. Не просто одной страны над другой, не просто одной экономической модели над конкурирующей. Все гораздо серьезней. Это победа Молоха, инфернального божества, пожирателя младенцев… «Карфаген должен быть разрушен». Раз и навсегда. Никогда не лишне напомнить об этом».

Система ценностей Запада со времен, как её называют на Востоке, «пресловутой эпохи Возрождения» и Реформации, основывается на «безбожном гуманизме» - «религии человекобожия», объявляющей человека, говоря словами софиста Протагора – «мерой всех вещей», то есть, высшей ценностью в системе Мироздания. «Безбожный гуманизм» если и признает наличие в Мироздании высшего по отношению к человеку начала, то лишь на словах, на деле же – полностью его отрицает. Русский философ, Нобелевский лауреат Николай Бердяев, подчеркивал в этой связи: «Последствием отрицания высшего начала является то, что человек роковым образом подчиняется низшим, не сверхчеловеческим, а подчеловеческим началам. Это является неизбежным результатом всего длинного пути безбожного гуманизма в новой истории… Гуманистическая идеология в наши дни и есть «отсталая» и «реакционная» идеология. Лишь те антигуманистические выводы, которые сделал из гуманизма коммунизм, стоят на уровне нашей эпохи и связаны с её движением. Мы живем в эпоху обнажений и разоблачений. Обнажается и разоблачается и природа гуманизма, который в другие времена представлялся столь невинным и возвышенным. Если нет Бога, то нет и человека - вот что опытно обнаруживает наше время. Обнажается и разоблачается природа социализма, выявляются его последние пределы, обнажается и разоблачается, что безрелигиозности, религиозной нейтральности не существует, что религии живого Бога противоположна лишь религия диавола, что религия Христа противоположна лишь религии антихриста. Нейтральное гуманистическое царство, которое хотело устроиться в серединной сфере между небом и адом, разлагается, и обнаруживается верхняя и нижняя бездна. Богочеловеку противостоит не человек нейтрального и серединного царства, а человекобог, человек, поставивший себя на место Бога. Обнаруживаются противоположные полюсы бытия и небытия. Религия не может быть частным делом, как того хотела новая история, она не может быть автономна, и не могут быть автономны все другие сферы культуры. Религия опять делается в высшей степени общим, всеобщим, всеопределяющим делом».
Как отмечает Рене Генон – «Люди Возрождения действительно стремились свести все к чисто человеческим пропорциям, исключить любые принципы более высокого уровня и, выражаясь символически, отвернуться от Неба под предлогом покорения Земли».

Нынешняя «денежно-технологическая» цивилизация Запада является логическим завершением всех этих «богоборческих» тенденций. И когда на Западе начинают утверждать, что «человеческая, слишком человеческая», говоря словами Фридриха Ницше, то есть, обездушенная, дьявольская, с Восточной точки зрения, цивилизация Запада является высшим достижением человечества, олицетворением «цивилизованного мира» и поэтому должна быть безоговорочно принята всем человечеством в качестве образцовой, то на Востоке это воспринимается как покушение на самые глубокие основы человеческого бытия, как ярко выраженное стремление заставить всех людей «продать душу дьяволу». И человек Востока готов этому противиться всеми доступными средствами – даже ценой собственной жизни. Поскольку же у людей, обладающих Восточной ментальностью, нет более эффективных средств, чем террористические акты, воздействовать на Запад, чтобы он оставил Восток в покое, – они к террору и прибегают.
Чтобы быть правильно понятыми, особо подчеркнем, что речь идет не о том, чтобы оправдать террористов, а о том, чтобы понять мотивы их действий и на этой основе выработать эффективные меры для ликвидации глубинных причин терроризма, так как, если мы будем бороться не с причинами, а со следствиями, – терроризм не только не будет побежден, а наоборот – приобретет ещё больший размах.

Когда, наконец, Западные правители окончательно всё это поймут и перестанут навязывать ценности атлантизма всему миру, – исчезнет и объективная база терроризма. А только грубой силой, военными средствами терроризм окончательно победить невозможно – сейчас это признают уже все даже на кичащимся своей военной мощью, склонном прибегать к «силовым решениям», самодовольном Западе.
Сошлемся опять на Рене Генона – выходца из Запада, являющегося безусловным духовным авторитетом на Востоке, который пророчески писал ещё в 1927 году: «Но кто будет виноват, если большинство восточных людей действительно начнет ненавидеть Запад, сменив полнейшее безразличие на чувство ненависти? …Как только вопрос поставлен в должных пропорциях, ответ становится самоочевидным для всех, и если даже допустить, что восточные люди, которые до сих пор проявляли невероятное терпение, наконец, захотят снова стать хозяевами в своем собственном доме, кто осмелится их в этом обвинить?».
Глубинной причиной резкого роста международного терроризма являются попытки США навязать в условиях однополярного мира ценности «общества потребления» в качестве «общечеловеческих ценностей» всему миру.

Вовсе не зависть к «благополучной Америке», как утверждают некоторые поверхностные исследователи, движет террористами. Ведь, как оказалось, шахиды-смертники в значительной своей части - это не безграмотные нищие фанатики, а люди в материальном и социальном плане – вполне благополучные, часто имеющие высшее образование и хорошо устроенные в жизни. И миллиардер бен Ладен – лишь наиболее яркий пример среди «исламских радикалов»: людей не столь богатых, как он, но, даже по Западным меркам, вполне обеспеченных - в рядах религиозных экстремистских организаций не так уж мало. Этими людьми движет, прежде всего, столь резкое неприятие стандартов «общества потребления», насильно им навязываемых, что они готовы умереть, лишь бы не быть втянутыми в орбиту пресловутого «американского образа жизни».
Западные исследователи в массе своей вообще не понимают Восточную ментальность. А ведь ценности, которые на Западе кажутся очевидными, таковыми, в рамках Восточного менталитета, отнюдь не являются.

Так, например, даже бесспорное, в рамках Западной ментальности, утверждение, что во время террористических актов в странах Запада гибнуть невинные люди, на Востоке столь очевидным вовсе не кажется. Ведь даже такой, отнюдь не Восточный писатель, как Михаил Булгаков, сказал устами Воланда из «Мастера и Маргариты», что просто так, случайно, «кирпич ни с того ни с сего, никому и никогда на голову не свалится». Кирпич падает лишь на того, на кого он и должен упасть, на того, кто заслужил именно такую смерть - умереть «не своей смертью» никто не может в принципе. В «Прикладной эниологии» говорится в данной связи: «Никогда ничто не происходит случайно! Не случайно собираются пассажиры в самолет, которому суждено разбиться. Не случайно вышли в инкарнацию жители Хиросимы и Нагасаки, чтобы отработать свою карму в ядерном урагане. Поэтому и выпадает из общепринятой парадигмы японец, находившийся более часа в эпицентре практически сразу же после взрыва, породивший детей и внуков и проживший всю жизнь без признаков лучевой болезни. Не было обнаружено ни каких отклонений от нормы у его детей и внуков. Случайность - цепь не выявленных закономерностей, скрытых за порогом нашей собственной слепоты». Хиросима, Нагасаки, так же, как и все прочие формы массовой гибели людей, – это, с позиций закона Кармы, лишь формы кармического возмездия за совершенные в прошлых воплощениях злодеяния.
На Востоке – это является бесспорной истиной: невиновные никогда не погибнут, поскольку это противоречит одному из незыблемых, согласно Восточным представлениям, космическому закону – закону Кармы, или, в другой терминологии – противоречить учению о Божественном Предопределении.
Учение о Предопределении, доходящее до полнейшего фатализма, пронизывает весь ислам. Роль догмата о Предопределении в исламе столь велика, что даже атеист К. Маркс подчеркивал, что «стержень мусульманства составляет фатализм». И поэтому человек Восточной ментальности убеждён, что невиновные никогда не погибнут, а гибнут только те, кто и должен погибнуть, в соответствии с законом Кармы или, иначе говоря – в соответствии с Божественным Предопределением.

К тому же, на Востоке, в отличие от Запада, широко распространенной нормой является понятие «коллективной вины» - отсюда и неприемлемый для Западной ментальности «закон кровной мести». С точки зрения Восточной ментальности, «коллективная вина» лежит на всех жителях «демократического Запада», поскольку они большинством голосов на выборах различных уровней дают «карт-бланш» представителям именно тех политических элит, которые проводят политику, вызывающую столь резкое неприятие на Востоке. В рамках парадигмы «коллективной вины» конкретные люди не воспринимаются вообще, а во главу угла ставится коллектив, как единое целое, (начиная от отдельной семьи и заканчивая страной в целом), без каких-либо индивидуальных различий. Здесь естественной нормой является поголовное возложение вины на всех членов данного коллектива, независимо от их пола и возраста, поэтому гибель во время террористических актов любых членов данного коллектива, включая женщин и детей, рассматривается носителями этой идеологии, как вполне заслуженное наказание, настигшее данный коллектив. Что же касается Запада в целом, то с Восточной точки зрения, нынешняя Западная цивилизация – полностью десакрализована, обезбожена, полностью враждебна глубинной сути человека, сотворённого «по образу и подобию Божию», поэтому человек Востока абсолютно уверен, что для борьбы с этим «Большим Шайтаном», как называют на Востоке США – форпост Западного мира, все средства хороши.

Нынешняя Западная цивилизация в рамках Восточного менталитета рассматривается, говоря словами крупнейшего мыслителя-традиционалиста Юлиуса Эволы, как цивилизация вайшьев - цивилизация ростовщиков-процентщиков и торгашей-спекулянтов, которая на порядок качественно ниже цивилизации кшатриев-воинов и на два порядка ниже – цивилизации брахманов-духовных лидеров, являющейся эталоном на Востоке.
Эон Озириса (эра Рыб) – уходит в прошлое, а вместе с ним уходят в прошлое и характерные для него религии. Наступающий ныне эон Гора (эра Водолея) будет характеризоваться совсем иными религиозными формами.
Переход к новой религиозности будет проходить в три этапа.
На стыке эонов, будут сохранять своё влияние прежние религии, в нашей стране, основной религией будет по-прежнему оставаться православие.

По мере вступления в период «равноденственной бури» - переходный период от одного эона к другому – будут воцаряться демонические культы. Это как раз и будет, предсказанное Апокалипсисом - Царство Антихриста. (Напомним, что согласно Даниилу Андрееву, прежде чем наступить царство Антихриста, все религии светлой направленности будут интегрированы в единую «интеррелигию будущего», «религию итога» - Розу Мира, которую «можно сравнить с опрокинутым цветком, корни которого - в небе, а лепестковая чаша - здесь, в человечестве, на земле. Её стебель - откровение, через него текут духовные соки, питающие и укрепляющие её лепестки, - благоухающий хорал религий. Но, кроме лепестков, у нее есть сердцевина: это – её собственное учение. Учение это не есть механическое сочетание наиболее высоких тезисов различных теософем прошлого: кроме нового отношения к религиозному наследию, Роза Мира осуществляет новое отношение к природе, к истории, к судьбам человеческих культур, к их задачам, к творчеству, к любви, к путям космического восхождения, к последовательному просветлению Шаданакара. В иных случаях отношение это ново потому, что хотя отдельные деятели прошлого говорили о нем, но религией, но церковью оно принимается и исповедуется впервые. В других случаях отношение Розы Мира оказывается новым в безотносительном смысле, потому что его еще не высказывал никто никогда. Это новое отношение вытекает из нового духовного опыта, без которого, вместо Розы Мира, был бы возможен только рассудочный и бесплодный религиозный эклектизм.

Но прежде чем перейти к содержанию этого духовного опыта, к основам этого учения, предстоит уяснить, на каких путях души этот опыт приобретается и какими методами можем мы облегчить или ускорить для себя его приобретение».).
И, наконец, после окончания «равноденственной бури» и наступления нового эона, всё больше будет утверждаться Ведизм.
Таким образом, в ближайшей перспективе православие в России будет по-прежнему оставаться основной религией.

Не следует забывать, что доля русского населения в общей численности населения страны составляет более 80%, и Россия, в отличие от СССР, где русские составляли немногим более половины всего населения, является, по всем международным стандартам, мононациональным, а не многонациональным государством. Ведь согласно международным стандартам, мононациональным является государство, в котором доля ведущей нации в общей численности населения составляет не менее 66%. Особо следует подчеркнуть, что коль уж доля русской нации в общей численности населения России составляет более 80%, то не имеет принципиального значения, сколько различных народов, кроме русских, проживает на территории страны – даже, если бы здесь проживали представители всех ныне существующих народов планеты. Ведь доля всех «нерусских» вместе взятых в общей численности населения страны составляет лишь менее 20%, и поэтому их интересы, согласно действующим международным стандартам, должны учитываться в той мере, в которой они не противоречат интересам «государствообразующей» нации. (Напомним, что, например, в Израиле, доля евреев в общей численности населения страны, составляет, как в России доля русских, также порядка 80%, и на территории Израиля также проживают представители многих других народов. Однако никому не приходит в голову объявить Израиль многонациональным государством и упрекать Израильское руководство за то, что оно проводит политику, учитывающую, прежде всего, интересы «государствообразующей» нации).

Однако, как отмечается в серьёзной социологической литературе – «Пока у власти не хватает духа заявить, что национальная идея является русской по своему содержанию, что она есть средство идентификации прежде всего русского народа, обозначения преемственности и неразрывности его национальной, религиозной и духовной истории. Субъектом и носителем этой идеи является не полумифический российский гражданин, а русский человек, сознательно признающий это и воспринимающий ее как акт духовного обновления и нравственного очищения, осознания глубины и мерзости своего современного скотского падения».

Слова известного русского неолиберального мыслителя П. И. Новгородцева, сказанные им ещё в начале XX века о значении «преданности великим сокровищам русской культуры всех живущих в России», независимо от их национальности, весьма актуально звучат для нас и сейчас: «Казалось единственно правильным и прогрессивным, чтобы в политических партиях люди соединялись отвлеченными узами либерализма и гуманизма, началами равенства и свободы, принципами демократии и правового государства. И не приходило в голову, что, помимо таких отвлеченных принципов, все, живущие в России, выросшие в колыбели русской культуры и под сенью русского государства, и могут, и должны объединиться и еще одним высшим началом, прочнее всего связывающим, а именно – преданностью русской культуре и русскому народу. В идеальном смысле своем это и есть именно высшая духовная связь. Она отнюдь не означает отрицания национальных и культурных особенностей отдельных групп населения. Пусть каждая из них чтит и развивает свою культуру, но чтит и развивает ее на почве уважения и преданности великим сокровищам русской культуры. Это не угнетение, а приобщение к высшему единству, к единству и общению не только формально-юридическому, но и духовному.
Теперь нам кажется совершенно естественным и простым говорить о верховенстве и первенстве русского народа и русской культуры на русской земле и в русском государстве. А между тем так недавно еще – «свежо предание, а верится с трудом», - серьезно обсуждали предложение в официальном обращении к власти заменить слова: «русский народ» словами: «народы России», да и сейчас есть организации, которые, не будучи социалистическими, стыдливо скрывают свою принадлежность к русскому народу под чисто географическим обозначением «российский».

Пора уже русским людям перестать стыдливо скрываться «под чисто географически обозначением «российский». Как сказал Екклесиаст – «Всему свое время и время всякой вещи под небом… Время разбрасывать камни, и время собирать камни». (Еккл., 3:1,5) Для русского народа настало «время собирать камни». (Отметим, что в состав русского народа входят: великороссы (собственно – русские), малороссы (украинцы) и белорусы, а также – представители всех прочих национальностей, которые настолько интегрированы в русскую культуру, что полностью идентифицируют себя с русской нацией. Подчеркнём, что принадлежность того, или иного индивидуума к русской культуре и русской нации определяется вовсе не его национальной принадлежностью «по крови», а его мировоззрением. Известный русский религиозный (православный) философ И. А. Ильин писал об этом: «Есть люди никогда не бывавшие в России и еле говорящие по-русски, но сердцем поющие и трепещущие вместе с Россией; и обратно: есть люди, русские по крови, происхождению, месту пребывания, быту, языку и государственной принадлежности – и предающие Россию, ее судьбу, ее жилище, ее тело, ее колыбель и ее самое во славу материализма и интернационализма».).В мононациональном государстве ведущая роль принадлежит той религии, которую исповедуют в основном представители «государствообразующей» нации. В условиях нашей страны такой религией является православие. Поэтому, государственная власть в России естественным образом должна быть озабочена в первую очередь возрождением именно православной религии, в такой же степени, в какой, например, власти Израиля озабочены распространением среди граждан данного государства иудаизма, а исламские государства – обращением своих граждан в ислам.

Разумеется, это относится лишь к периоду «равноденственной бури» - переходному периоду между эоном Озириса (эра Рыб) и эоном Гора (эра Водолея), который, однако, продлится несколько сотен лет. По мере же наступления эона Гора (эры Водолея), всё большую силу будет набирать новая религия (это один из непреложных законов смены эонов). В эпоху Водолея (эон Гора) – это Ведизм - исконная религия человечества, восходящая на эзотерическом уровне к Примордиальной (Изначальной) Традиции. Различные национальные формы Ведизма испокон века существовали в виде многообразных политеистических, так называемых – «языческих» религий.
Своеобразный монотеистический «религиозный дальтонизм» эры Рыб, дающий лишь патологически ограниченную возможность воспринимать Духовную Реальность в «обесцвеченном» её виде, в мрачных черно-белых тонах, вновь сменится ярким «многоцветным», полноценным политеистическим восприятием Духовного Мира. Связь сакральных учений со Светом Первопричины, с Примордиальной (Изначальной) Традицией, почти полностью утраченная в период эры Рыб, эры тотальной лжи во всех сферах человеческой жизни, вновь будет восстановлена.

Усилиями политических лидеров Западных «либеральных демократий», проводником воли которых являлись в нашей стране «либерально-демократические реформаторы» гайдаровско-чубайсовского образца, в России сложилась наиболее обездушенная, абсолютно сатанинская, по своей метафизической сущности, социально-экономическая система, характеризуемая как криминально-клановый (олигархический) капитализм. Характеристика сложившейся в России социально-экономической системы как криминально-кланового (олигархического) капитализма, стала уже общим местом, как в отечественной, так и в зарубежной политологии. Криминально-клановый (олигархический) капитализм – вовсе не хаотическое образование, а целостная социально-экономическая система, функционирующая по своим собственным законам, один из которых – «узаконенное беззаконие». Эта система сложилась как естественное следствие реформирования «казарменного коммунизма», представляющего собой в социально-экономическом отношении одну из разновидностей «азиатского способа производства».
Как свидетельствует исторический опыт, реформирование «казарменного коммунизма» может осуществляться по одному из двух вариантов.

Первый вариант – так называемая «китайская модель» («тоталитарная капитализация»). При этом варианте коммунистическая элита полностью сохраняет свою политическую власть, опираясь на которую приватизирует государственную собственность. Государственная собственность распределяется между представителями коммунистической элиты в зависимости от их статуса в коммунистической иерархии власти. Крупные коммунистические чиновники становятся крупными капиталистами, вкладывающими свои капиталы в основном в отечественную экономику, а «простым смертным» предоставляется возможность приложить свои силы в сфере среднего и малого бизнеса. Вся деловая сфера жёстко контролируется политической властью, а такие сопутствующие «демократической капитализации» явления, как рэкет, организованная преступность, широкомасштабные финансовые афёры не приобретают всеохватывающий характер.
Классический пример «тоталитарной капитализации» - современный Китай. «Атлантизация» современного Китая прошла гораздо успешнее, нежели России, так как экономический либерализм без политической демократизации позволил бесконфликтно поставить Китай в зависимость от Западных финансовых групп, сохраняя тоталитарную систему и видимость политической самостоятельности. Экономический либерализм был насаждён в Китае тоталитарными методами, и именно поэтому реформа удалась в полной мере. К политической власти партийной олигархии добавилась экономическая власть той же олигархии, успешно приватизировавшей народную промышленность и национальные богатства и сплавившейся с интернациональной космополитической элитой «Торгового Строя». Экономические успехи Китая представляют собой довольно двусмысленную реальность, так как они достигнуты ценой глубинного компромисса с Западом и не сочетаются с геополитической концепцией, которая могла бы служить залогом политической самостоятельности и независимости. Скорее всего, новый либеральный Китай, имея рядом с собой двух серьезных конкурентов – экономически мощную Японию и стратегически мощную Россию, - снова, как уже это было много раз в истории, вернётся к чисто атлантисткой функции на Дальнем Востоке, соединив для этого политическую диктатуру и потенцию капиталистического развития.Второй вариант – «российская модель» («демократическая капитализация»), когда имеет место попытка реформировать параллельно как экономическую, так и политическую систему путём «большого скачка» из «тёмного коммунистического прошлого» в «светлое капиталистическое будущее», что приводит к полнейшей дезорганизации как социально-экономической, так и политической сферы. При этом, реформирование осуществляется по Западным рецептам, в духе программ «чикаго бойз» и теорий фон Хайека, но большевистскими методами, путём «бури и натиска», по принципу «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем, мы наш, мы новый мир построим, кто был никем, тот станет всем». Вследствие всего этого, данный тип реформирования характеризуется в специальной литературе как «либерал-большевизм». Типичные представители либерал-большевизма – Е. Гайдар, А. Чубайс и прочие «демократические реформаторы» российского образца.

Как отметил во время встречи с бывшим саратовским губернатором Д. Аяцковым приезжавший в Саратов Б. Немцов (тоже - один из типичных представителей либерал-большевизма), все «демократические реформаторы» ясно отдавали себе отчёт, что ваучерная приватизация как способ «разгосударствления» экономики была порочна в своей основе, но «реформаторы» сознательно на неё пошли, чтобы как можно быстрее (как большевики во время сталинской коллективизации) осуществить переход от одного социально-экономического строя к другому – от государственно-социалистической к частнокапиталистической экономике. Главная цель, которую «демократические реформаторы» при этом перед собой ставили – сделать социально-экономические изменения необратимыми, а дальше, как они полагали «невидимая рука рынка» сама всё отрегулирует.
Однако результатом такого реформирования стало формирование социально-экономической системы, характеризуемой понятием «криминально-клановый (олигархический) капитализм». Либерал-большевистский тип реформирования привёл к тому, что сформировалась финансовая олигархия, которая срослась с высшим чиновничеством. Каждый приватизировал то, чем обладал: директора – свои предприятия, чиновники – государственные структуры. Осуществилось слияние крупных собственников и высшего чиновничества и формирование на этой основе частно-государственных кланов.

Произошла такая резкая материальная дифференциация населения, каковой не знает ни одна из современных развитых стран. Так, например децильный коэффициент (соотношение 10% наиболее богатых и 10% наиболее бедных слоев населения) в «современных демократических странах» составляет 5-10 единиц. Вообще считается, что при превышении этого показателя 10 единиц, в обществе резко начинает возрастать социальная напряжённость. В России же, даже согласно официальным данным Госкомстата, рассчитанным на основе официальных доходов, децильный коэффициент составляет около 14 единиц, а с учётом всех доходов, включая «теневые выплаты», децильный коэфициент составляет порядка 40 единиц и является в России в настоящее время одним из самых высоких в мире. Таким образом, Россия, в отношении материальной дифференциации населения, в настоящее время является одной из наиболее конфликтных и взрывоопасных стран мира.
И это не случайно: если социальной базой демократии является «средний класс» - доля его в современных Западных странах составляет порядка 60% от общей численности населения, то социальной базой криминально-кланового (олигархического) капитализма являются эти 10% «сверхбогатых» слоёв населения, которые, в силу своего крайне двусмысленного и зыбкого социального положения вынуждены, ради сохранения своего социально-экономического статуса, постоянно подкармливать высшее государственное чиновничество.

Если же новоиспеченные «денежные мешки» начинают вдруг «играть не по правилам» криминально-кланового капитализма – они быстро становятся изгоями, независимо от того, сколь высокое общественно-материальное положение они имели до этого: пример долларовых миллиардеров Гусинского и Березовского и Ходорковского – яркое тому подтверждение.
Ведь большинство огромных состояний, нажитых в этих условиях в рекордно короткие строки, имело криминальное происхождение и представляло собой не результат успешной предпринимательской деятельности, а откровенное присвоение государственной собственности, в основном – путём злоупотребления и махинаций во время ваучерной приватизации и на пресловутых «залоговых аукционах», где сплошь и рядом всё решалось заранее, по принципу «порадеть родному человечку», а вовсе не из соображений государственных интересов.Формировавшиеся, таким образом, криминальные кланы развернули между собой ожесточённую борьбу за передел собственности и власти. Поскольку государственный аппарат, включая и силовые структуры, также был «приватизирован» и фактически «разодран на куски» между различными кланами, силовые структуры тоже включились в межклановую борьбу за передел собственности и власти, подлинные же их задачи по борьбе с преступностью в стране, отошли на задний план.

В результате всех этих процессов страна получила взрыв преступности, которого она не знала даже в самые тяжёлые периоды своей истории. Российское руководство постоянно декларировало необходимость борьбы с преступностью. Ещё Е. Примаков, в бытность свою премьер-министром страны, публично заявлял о вступлении на путь бескомпромиссной с борьбы с преступностью, «вплоть до физического уничтожения преступников». Однако, как говорится – воз и ныне там. Столь плачевное состояние дел в борьбе с преступностью - вполне естественно: ведь наличие преступных кланов, сросшихся с государственным аппаратом – неотъемлемый элемент системы криминально-кланового (олигархического) капитализма, построенного в нашей стране в результате пресловутых «демократических преобразований». И чтобы справиться с организованной преступностью, пронизавшей всю структуру общества снизу доверху, необходимо преобразовать криминально-клановый капитализм в рыночную экономику современного типа. Практика показывает, что при наличии политической воли проблема борьбы с организованной преступностью, в том числе с экономической, вполне разрешима даже в рамках сложившихся в настоящее время в России социально-экономических и политических условий.
Однако для того, чтобы решить эту проблему полностью и окончательно, нельзя ограничиться только прекращением преступной деятельности активно функционирующих криминальных кланов, ведь многие из криминально-клановых групп, нажившие в период «большого хапа» преступным путём огромные состояния, в настоящее время уже легализовались и ушли из сферы теневой экономики.
Но, во-первых, - они перенесли в сферу легальной экономики все свои уголовные замашки; во-вторых, - подавляющее большинство населения России никогда не смирится с ситуацией, при которой на фоне нищей страны, так называемые «новые русские» выставляют напоказ свои особняки, своё богатство, своё чисто материальное преуспевание, которое для подавляющего большинства россиян выглядит особенно вызывающе на фоне полнейшего духовного убожества значительной части этих «новых хозяев жизни».

Русские долго запрягают, но быстро ездят. В конечном итоге – проблема преобразования криминально-кланового капитализма в «нормальное» общество будет так или иначе решена. Но дело в том, что чем больше запущена болезнь, тем более радикальные методы лечения потом необходимо применять.
Вспомним в этой связи бывшую советскую республику Туркмению. Автор данного материала в своё время отработал два года в Ашхабаде - по распределения, после окончания Московского госуниверситета. Более мирной и доброжелательной нации, чем туркмены, автор, много ездивший по стране и успевший пожить в самых разных республиках и повидать самых разных людей – не встречал: туркмены, казалось, не способны обидеть даже мухи. Но, после распада СССР в Туркмении, как и в прочих бывших советских республиках, расцвела махровым цветом организованная преступность. Однако «неконфликтные туркмены», в отличие от «бойких русских», терпеть этого не стали. Как и в России, в Туркмении имена и место нахождения всех членов организованных преступных групп всем были хорошо известны.

(Вспоминается в этой связи выступление в центральных СМИ бывшего генерала КГБ Стерлигова, который заявил, что силовые структуры обладают всей полнотой информации о преступных кланах России, и что при наличии соответствующей политической воли с организованной преступностью в стране можно покончить в течении 24 часов. Бывший руководитель Управления ФСБ по Саратовской области Шевченко, отвечая на вопрос автора данной статьи, заявил на одной из своих пресс-конференций, что на территории Саратовской области с организованной преступностью, при наличии соответствующей политической воли, можно было бы покончить за 12 часов).
И вот тогдашний президент Туркмении С. Ниязов, учитывая настойчивые требования населения, приказал арестовать всех сколько-нибудь известных лидеров организованных преступных групп, вывести их в пустыню и поголовно уничтожить. С тех пор в Ашхабаде и вообще в Туркмении в целом – «тишь да гладь да Божья благодать» - в глухую тёмную ночь можно появляться в самых «трущобных» местах любого туркменского города абсолютно не рискую нарваться на неприятности. О «рэкете» и вообще о каком-либо давлении уголовных элементов на предпринимателей – и говорить не приходится. А в Москве убивают даже академиков с мировым именем прямо в подъездах их домов, убивают за копеечную пенсию, и власти здесь абсолютно бессильны – неспособны защитить даже интеллектуальную элиту, что уж там говорить о «простых гражданах». Вот и судите, какое государство лучше заботиться о своих подданных – «тоталитарная Туркмения» или «демократическая Россия».

Впрочем, нынешнюю криминально-клановую Россию назвать «демократической» можно лишь исходя из соображений политической демагогии, чем, собственно говоря, и занимаются всевозможные «защитники демократических свобод и прав человека», которые в действительности являются не более, чем интеллектуальной обслугой новых «хозяев жизни»: ведь в условиях криминально-кланового (олигархического) капитализма «демократическими правами и свободами» пользуются в основном лишь лидеры криминально-государственных кланов. Демагогические попытки представить нынешнюю криминально-клановую Россию «государством с рыночной экономикой, находящемся на пути демократических преобразований» вызывают уже понимающую усмешку даже у самых малообразованных слоёв общества. Ведь как заметил ещё Ф. Энгельс – если даже сапожную щётку причислить к разряду млекопитающих, у неё не вырастут молочные железы.

В настоящее время о формировании подлинной элиты российского общества, озабоченной, прежде всего, как это и свойственно настоящей элите, интересами общества и государства, не идёт и речи: в условиях сложившегося в России усилиями «демократических реформаторов» криминально-кланового (олигархического) капитализма, политическая псевдоэлита, представляющая собой лидеров криминально-государственных кланов, заинтересована лишь в собственном воспроизводстве – формирование подлинной элиты общества её мало интересует. Однако подобного рода социально-политические системы крайне нежизнеспособны и существовать сколько-нибудь продолжительное время не могут.
Но здесь есть и другой аспект: уж если даже «тишайших туркменов» организованная преступность толкнула на применение по отношению к ней столь жёстких мер, то, что тогда говорить об «удалых русских». Если нынешние российские власти своей борьбой лишь на словах и полной бездеятельностью на деле, в конце концов «к топору позовут Русь» - мало никому не покажется: «русский бунт, бессмысленный, беспощадный» в XX веке неоднократно приводил к полному уничтожению правящей политической элиты, а «что день грядущий нам готовит», станет ясно в ближайшие месяцы.

Время разбрасывать камни явно подходит к концу, наступает время собирать камни. Однако «собирают камни», как правило, совсем не те деятели, которые их «разбрасывали», не зря ведь говорится, что всякая революция пожирает своих детей. Впрочем, за годы нынешних «революционных преобразований» все уже привыкли, что вчерашние «хозяева жизни» в одночасье могут стать «клиентами» Бутырки, Матросской Тишины и т.д., как говорится – иных уж нет, а те далече. Время двусмысленных, половинчатых решений – безвозвратно уходит в прошлое. Сатанинский, по своей метафизической сущности, криминально-клановый (олигархический) капитализм необходимо отправить на свалку истории. В России следует установить наш «русский строй», в основу которого должна быть положена идеология «революционного консерватизма» - «четвёртая политическая теория», идущая на смену основным идеологическим парадигмам эпохи модерна – коммунизму, фашизму и либерализму. (Подробнее об этом см. наши публикации на политологическом портале «Евразия» ). Как подчёркивает известный отечественный мыслитель-традиционалист и геополитик Александр Дугин - «Если власть в России не будет русской, если она не поставит своей главной целью возрождение глубинного русского духа, такую власть следует стереть с лица земли, а ее представителей безжалостно отодвинуть во внешние сумерки. «Если соль испортится, её выбрасывают». Не правда ли?». В кризисные эпохи у государственного руля должны находиться деятели, масштаб личности и нравственный уровень которых соответствует масштабу тех задач, которые стоят перед страной.

Никогда, даже в самые темные времена своей истории, Русский Народ окончательно себя не терял, и, в конце концов, «растоптанная и издыхающая Русь» вновь возрождалась, как Феникс из пепла, становясь сильнее прежнего. Не будет исключением и нынешнее «смутное время». «Года глухие» не могут длиться бесконечно. Усвоив суровые исторические уроки, умудренные «дети страшных лет России» сделают соответствующие выводы. В эру Водолея наступит новый русский духовный ренессанс, который окажет огромное положительное влияние на дальнейшее духовное развитие всего человечества.
И наша главная задача заключается в том, чтобы когда, наконец, настанет это время (а оно настанет неизбежно), мы могли сказать с чистой совестью и с полным на то основанием - «этот день мы приближали, как могли»!
 
< Пред.   След. >

Дизайн сайта Padayatra Dmytriy