Все материалы
На главную
Блог эзотерика
Статьи и заметки
Разделы
Карта сайта
Книги
Статьи


Все материалы arrow Разделы arrow Практика arrow О моей философии.
О моей философии. | Версия для печати |
Статьи - Мировоззрение
Написал Иван   
06.08.2009
Философия — очень древний предмет. Само это слово означает: «Любовь, изучение или стремление к мудрости или знанию вещей и их причин, теоретическое либо практическое».
Все, что мы знаем о науке или о религии, пришло из философии. Она лежит позади и над всеми другими знаниями, которые у нас есть или которые мы используем.

Долгое время считавшийся предназначенным для учебных залов и интеллектуалов этот предмет в значительной степени отрицал существование простого человека с улицы.
Философия — очень древний предмет. Само это слово означает: «Любовь, изучение или стремление к мудрости или знанию вещей и их причин, теоретическое либо практическое».
Все, что мы знаем о науке или о религии, пришло из философии. Она лежит позади и над всеми другими знаниями, которые у нас есть или которые мы используем.

Долгое время считавшийся предназначенным для учебных залов и интеллектуалов этот предмет в значительной степени отрицал существование простого человека с улицы.

Окруженная со всех сторон защитным слоем непроницаемой учености философия предназначалась для немногих избранных.

Первый принцип моей философии состоит в том, что мудрость предназначена для любого, кто стремится постичь ее. Она одинаково служит и простолюдину, и королю, и перед ней не следует испытывать благоговейный трепет.

Эгоистичные ученые редко прощают того, кто пытается разрушить стены вокруг тайны и допустить к ней простых людей. Уилл Дьюрант, современный американский философ, был выброшен своими учеными коллегами на свалку, когда написал научно-популярную книгу «Очерк философии». Так, каждого, кто пытается принести людям мудрость вопреки протестам «узкого кружка» забросают камнями.

Второй принцип моей философии заключается в том, что она должна быть применима.

Учение, запертое в заплесневелых книгах, — бесполезно, и, следовательно, не имеет никакой ценности, если никто не может его использовать.

Третий принцип состоит в том, что любое философское знание является ценным, только если оно истинно, или если оно работает.

Эти три принципа настолько чужды предмету философии, что я решил дать своей философии имя: САЕНТОЛОГИЯ. Это просто значит «знание того, как знать».

Философия может быть только маршрутом к знанию. Человеку ее нельзя навязать. Если у человека есть маршрут, тогда он может отыскать то, что истинно для него. А это и есть Саентология.

Познайте себя... и истина освободит вас.

Таким образом, в Саентологии мы не занимаемся индивидуальными поступками и различиями. Мы хотим только показать Человеку как он может освободить себя.

Это, конечно, не очень популярно у тех, чья жизнь и власть зависят от порабощения других. Но так случилось, что это единственный обнаруженный мной способ, действительно улучшающий жизнь человека.

Подавление и угнетение являются основными причинами депрессии. Если вы ослабите их, человек может поднять голову, стать здоровым и счастливым в жизни.

И даже не смотря на то, что это может не пользоваться популярностью среди рабовладельцев, это очень популярно у народа.

Простому человеку нравится быть счастливым и здоровым. Ему нравится быть способным понимать мир, и он знает, что путь к свободе лежит через познание.

Поэтому Человечество 15 лет стучалось в мою дверь. Неважно, где я жил и насколько уединенно, с тех пор как я опубликовал книгу по этому предмету, моя жизнь больше мне не принадлежала.

Мне нравится помогать другим, и я считаю самым большим удовольствием в жизни видеть, как человек освобождается от теней, долгое время омрачавших его дни.

Эти тени выглядят для него такими густыми и так отягощают его, что когда он обнаруживает, что это лишь тени и он может видеть сквозь и проходить сквозь них и снова оказаться на солнце, он безмерно восхищен. И, честно говоря, я восхищен также как и он.

Я повидал много человеческих страданий. В молодости я странствовал по Азии и видел муки и нищету перенаселенных и слаборазвитых стран. Я видел людей, равнодушно переступающих через умирающего на улице человека. Я видел детей, от которых остались меньше, чем кожа да кости. И посреди этой бедности и упадка я нашел священные места, где была великая мудрость, но она была тщательно спрятана от мира, и выдавалась только в виде суеверия. Позднее, в университетах Запада, я видел человека, находящегося во власти материального и одержимого своей хитростью. Я видел, как он скрывает в неприступных бастионах ту ничтожную мудрость, которая у него действительно есть, и делает ее недостижимой для простых и менее привилегированных людей. Я прошел страшную войну и видел ее ужас и боль, не смягченные ни единым словом порядочности или человеколюбия.

На свете было много людей мудрее меня, но немногие прошли столько дорог. Я видел жизнь вдоль и поперек. Я знаю, как она выглядит в обоих направлениях. И я знаю, что существует мудрость и есть надежда.

Слепой из-за повреждения зрительных нервов и хромой из-за ранений в бедро и спину в конце Второй Мировой войны я встал перед лицом практически несуществующего будущего. В моем послужном списке значилось: «У этого офицера нет никаких невротических или психических наклонностей никакого вида», но там также говорилось: «навсегда физически нетрудоспособен».
А затем последовал еще один удар... моя семья и мои друзья отказались от меня как от безнадежного, по общему мнению, калеки, который, вероятно, стал бы для них бременем до конца своих дней. Несмотря на это я менее чем за два года вернул себе хорошую форму и здоровье, используя только то, что знал и смог вычислить о Человеке и его взаимосвязи с Вселенной. Никто не помогал мне, все, что мне нужно было знать, мне пришлось искать самому. И учиться, когда не можешь видеть, — тот еще фокус.

В привычку вошло говорить мне, что все это невозможно, что нет никакого способа, никакой надежды. Но я снова смог видеть и ходить, и я построил совершенно новую жизнь. Это счастливая, интенсивная и, я надеюсь, полезная жизнь. Единственная грусть для меня — это когда фанатики говорят людям, что все плохо, и нигде нет никакого пути, никакой надежды, ничего, кроме печали, однообразия и одиночества, и что любые попытки помочь окружающим — это коварство. Я знаю, что это неправда.

Поэтому моя философия состоит в том, что человек должен делиться с другими той мудростью, которая у него есть, он должен помогать другим помогать самим себе, он должен держаться назло буре, потому что впереди всегда покой. Также нужно игнорировать поношения со стороны эгоистичных интеллектуалов, вопящих:

— «Не открывай тайну. Оставь ее нам. Эти люди не поймут».

Но поскольку я никогда не видел, чтобы мудрость давала какую-то пользу, если вы скрываете ее для себя, и поскольку мне нравится видеть других счастливыми, и поскольку я вижу огромное количество людей, которые могут понимать и понимают, я буду продолжать писать, работать и учить пока существую. Потому что я не знаю ни одного человека, который владел бы монополией на мудрость этой вселенной.

Она принадлежит тем, кто может использовать ее в помощь себе и другим.

Если бы люди немного лучше знали и понимали существующее, все мы жили бы счастливее.

И существует путь к тому, чтобы знать это, и существует путь к свободе.

Старое должно уступать дорогу новому, истина должна осветить ложь, и истина, даже если за нее приходится сражаться, всегда, в конечном счете, торжествует.

 
< Пред.   След. >

Дизайн сайта Padayatra Dmytriy